Loading...

«Белый список»: что это такое и с чем его едят
Piqsels

На прошлой неделе Межведомственная рабочая группа Министерства науки и высшего образования РФ опубликовала «белый список» научных журналов. В него вошли издания, публикации в которых будут учитываться при оценке результативности научных организаций и отдельных коллективов. InScience.News разобрался с тем, что представляет собой «белый список», а также узнал у специалистов, какие плюсы и минусы они видят в нем.
«Смешались в кучу кони, люди», но не журналы

Все научные журналы — как зарубежные, так и российские — различаются по своему уровню (популярности среди ученых, степени доверия к ним, которая отчасти зависит от количества цитирований размещенных в журнале статей и качества публикуемых материалов). Так, например, на сегодняшний день эталоном высокого качества можно назвать Cell и Lancet — журналы, которые находятся на первых строчках в списках наиболее престижных научных изданий в области биологии и медицины. Напротив, есть журналы, которые имеют низкий статус, в частности из-за неоднократных публикаций сомнительных и ошибочных результатов исследований, что говорит о недостаточно профессиональном рецензировании присылаемых статей. В связи с этим возникает необходимость ранжировать журналы по уровню, и, соответственно, по-разному учитывать публикации в них при оценке деятельности ученых.

Для журналов существуют указатели, базы данных, в которых издание может быть проиндексировано. Индексация в крупных международных базах, например Web of Science Core Collection (WoS СС) и Scopus, позволяет сделать статьи, опубликованные в журнале, доступными для поиска широким кругом исследователей, следовательно, обеспечить большую достоверность результатов. Поэтому журналы, входящие в эти базы данных, находятся на хорошем счету у ученых и служат своего рода знаком качества. Однако и внутри самих баз данных существует ранжирование изданий. В WoS CC и Scopus все журналы, во-первых, разделены по областям знания, которым они посвящены. В рамках отдельной предметной области журналы ранжируются в порядке убывания по значению какой-либо библиометрической метрики. Для журналов, представленных в WoS CC, как правило, в качестве такой метрики используется журнальный импакт-фактор (journal impact-factor). Для периодических изданий, представленных в Scopus, таким показателем выступает Scimago Journal Ranking, SJR. Далее отсортированный перечень журналов делится на четыре равные части — квартили. Первому квартилю (Q1) соответствуют наиболее престижные издания, а четвертому (Q4) — самые «слабые».

Почему это деление так важно? Во-первых, оно позволяет ученым сразу оценить значимость результатов, опубликованным в том или ином журнале, а также то, насколько им можно доверять. Во-вторых, ранжирование помогает определить, какие журналы выбирать для публикации собственных статей. Однако зависимость между качеством журнала и качеством статьи далеко не всегда прямая, поэтому оценивать статьи по журналу следует с осторожностью и некоторыми оговорками.

Кроме того, в ряде стран уровень публикаций учитывается при оценке результативности научных групп и целых организаций. Подобный принцип действует и в России. Так, с 2020 года деятельность российских ученых и организаций оценивают, используя Комплексный балл публикационной результативности (КБПР). Методика его расчета была разработана Министерством науки и высшего образования РФ и позволяет оценить, насколько значима публикация в том или ином журнале. Так, например, за публикацию в издании, индексируемом в WoS СС и входящем в 1-й квартиль, научному коллективу или организации присваивается балл, равный двадцати. А статья, входящая в русскоязычный Российский индекс научного цитирования или Russian Science Citation Index (RSCI), дает лишь один балл. Затем суммарно полученный балл пересчитывается на средний показатель, приходящийся на одного научного сотрудника. «При этом, однако, надо помнить и четко понимать одну наукометрическую аксиому. Если мы оцениваем научный результат через оценку журнала, через журнальные метрики, мы всегда оцениваем качество работы конкретного издания. Тогда как непосредственно научный результат, облеченный в форму публикации, оценивать следует по самой публикации. И только очень косвенно возможно оценить его по журналу, в котором публикация размещена», — отмечает Павел Арефьев, аналитик в области научной коммуникации, наукометрии и оценки результатов научно-исследовательской деятельности.

Оценка результативности в новых реалиях

Сложности, возникшие в феврале 2022 года у российских ученых с публикациями своих статей в зарубежных журналах, подтолкнули Министерство науки и высшего образования РФ пересчитать минимальный балл КБПР, соответствующий успешному выполнению госзадания. В среднем по различным сферам науки он упал в три раза. Например, в 2020 году для биологических наук КБПР в расчете на одного научного сотрудника составлял 7,6, а в 2022-м — 2,35. Кроме того, пришлось отказаться от ранее существовавшего требования к публикациям в изданиях, представленных в WoS CC и Scopus.

Отключение российских научных организаций от WoS СС и ожидаемое отключение от Scopus заставило задуматься о необходимости в целом отойти от привязки к этим базам данных при оценке результативности работы ученых. На прошлой неделе на сайте Российского центра научной информации (РЦНИ) был опубликован так называемый «белый список» научных журналов, который теперь будет использоваться при оценке деятельности научных организаций. Список составила Межведомственная рабочая группа Министерства науки и высшего образования РФ, в состав которой вошли представители РАН, РЦНИ и крупнейших отечественных вузов.

В «Белый список» вошло 30 040 журналов, индексируемых как в зарубежных базах данных WoS и Scopus, так и в российском RSCI. Включенные в список журналы издаются на многих языках народов мира, при этом русскоязычных из них около 4%, а именно 1194 журнала. Большая часть — англоязычные издания. Академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор, заведующий кафедрой физики полимеров и кристаллов физического факультета МГУ Алексей Хохлов так прокомментировал InScience.News принцип включения журналов в «белый список»: «Раньше в качестве показателя результативности институтов и отдельных научных групп у нас засчитывались журналы, индексируемые в WoS СС и Scopus. Предполагается, что предложенный список "заживет своей жизнью", независимой от этих баз данных. Естественно, в "белый список" мы включили журналы, индексируемые в WoS СС и Scopus, но при этом добавили к ним еще 944 журнала, входящих в RSCI. В результате "белый список" — это просто совокупность журналов из WoS СС, Scopus и RSCI».

Важно подчеркнуть, что список позволяет лишь формально оценить работу исследователей, когда сама оценка научных достижений основана на анализе публикационной активности и когда статьи считаются главным показателем результативности работы ученого. «В большей степени "белый список" — это своего рода фискальный инструмент. Он работает в том числе и в качестве консультанта (или навигатора), который показывает ученому: если ты хочешь получить грант в таком-то научном фонде, или госконтракт на НИР, то надо быть готовым к тому, что результаты своих исследований ты должен будешь опубликовать в таких-то изданиях. Нет, безусловно, никто не запрещает ученому публиковаться там, где он хочет. Только вот в качестве результатов будут восприняты лишь публикации в тех изданиях, что включены в действующий "белый список"», — поясняет Павел Арефьев.

Список пока нельзя назвать идеальным, поскольку в нем встречаются, хоть и в крайне незначительном количестве, журналы, с одной стороны, индексируемые в WoS СС и Scopus, а с другой, имеющие признаки так называемых «хищнических». К этой категории относятся издания, которые публикуют статьи за деньги, при этом не осуществляя должного рецензирования рукописей. Кроме того, в белый список попали журналы, с публикациями в которых у российских авторов неоднократно возникали проблемы. К ним можно отнести, например, Journal of Molecular Structure (издательство Elsevier), Diabetologia (Springer Nature), Vacuum (Elsevier), ChemPhotoChem (Wiley), Persoonia (National Herbarium of the Netherlands), а также целый ряд микробиологических журналов издательства Microbiology Society: Journal of General Virology, Journal of Medical Microbiology, Microbial Genomics, International Journal of Systematic and Evolutionary Microbiology.

По словам Алексея Хохлова, «белый список» будет модифицироваться, и «хищнические» журналы будут в дальнейшем из него «вычищаться». Кроме того, список может дополниться российскими журналами, которые по каким-то причинам еще не попали в RSCI.

Еще один вопрос, над которым предстоит подумать Министерству науки и высшего образования РФ в целях улучшения «белого списка», — это дублирование переводных российских журналов. На сегодняшний день журналы, существующие одновременно в русскоязычной и в англоязычной версиях, дважды включены в список: и в его зарубежную часть, и в российскую. Такая участь постигла, например, Журнал неорганической химии/Russian Journal of Inorganic Chemistry и Журнал эволюционной биохимии и физиологии/Journal of Evolutionary Biochemistry and Physiology.

«Подобное дублирование нужно устранить. Я думаю, что правильнее будет это сделать, исключив из списка переводные версии российских журналов и оставив оригинальные русскоязычные», — предлагает один из вариантов решения вопроса Алексей Хохлов.

Сравнить несравнимое?

Как же теперь ранжировать журналы по значимости, если «белый список» вобрал в себя целых три базы данных: зарубежные WoS CC и Scopus, а также отечественный RSCI? На самом деле на данный момент этот вопрос не решен. Если обратиться непосредственно к сайту, на котором размещен «белый список», можно увидеть, что система уровней журналов еще разрабатывается. Это, однако, не помешает оценивать результативность деятельности научных организаций и отдельных групп уже сейчас.

«Все журналы, входящие в зарубежную часть списка, уже и так ранжированы по квартилям в базах данных WoS СС и Scopus, откуда они взяты. Эта же система остается в нынешних условиях применительно к "белому списку". Для российских журналов, входящих в RSCI, также свое ранжирование уже есть в виде рейтинга, который составила Российская академия наук. По-видимому, скоро будет опубликован новый вариант этого рейтинга с учетом недавнего расширения списков изданий, входящих в RSCI. Единственный вопрос, который предстоит решить, заключается в том, чтобы особым образом приравнять публикации в RSCI с публикациями в WoS СС и Scopus. Пока для оценки результативности институтов по выполнению госзадания действует схема КБПР. "Белый список" эту схему не отменяет. По моему мнению, систему ранжирования зарубежных журналов нужно оставить как есть, а для российских публикаций в качестве протекционистской меры стоит также ввести свои квартили, и приравнять очки за первой квартиль в RSCI к очкам за первый квартиль в WoS СС и Scopus. Это одна из возможностей. Существуют другие предложения, например приравнивать их, но с понижением на одну ступень. То есть первый квартиль RSCI приравнять ко второму квартилю WoS СС и Scopus. Какое решение примет Министерство, пока неизвестно», — поясняет Алексей Хохлов.

Необходимость ранжировать журналы в «белом списке» по их уровню подчеркивает также Павел Арефьев. Он выражает согласие с тем, что методика подсчета КБПР должна быть особым образом видоизменена путем пересчета повышающих коэффициентов для публикаций в журналах из разных качественных категорий. Кроме того, Павел Арефьев считает, что при разработке методики ранжирования журналов, входящих в «белый список», есть смысл опираться на зарубежный опыт: «Есть уверенность в том, что участники Рабочей группы по "белому списку" используют опыт и Финляндии, и Норвегии, и того же Китая, и других стран, где существуют уже не один год национальные "белые списки". В методических материалах, которые сопровождали разработки в указанных странах, отражен опыт в том числе и разделения базового списка журналов на категории, отражающие качество и значимость изданий».

Надеемся, что «белый список» станет удобным, а главное, как можно более объективным, инструментом для оценки результативности научных коллективов хотя бы по формальным требованиям. Да, на сегодняшний день к наукометрическим показателям работы ученых есть множество вопросов, но раз государство, фонды, исследовательские центры и университеты приняли решение использовать количество и уровень публикаций в качестве одного из главных критериев, то можно ожидать, что оценка по нему будет осуществляться максимально справедливо.


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram.