Loading...

ПМЭФ-2021: Кто должен определять развитие науки?
Росконгресс / ПМЭФ

Как повысить уровень доверия к науке в обществе, в чем значимость молодежи, кто должен определять развитие науки и как растет российская наука сегодня — в репортаже InScience.News с Петербургского международного экономического форума.
Проблемы доверия

4 июня на Петербургском международном экономическом форуме состоялась дискуссия на традиционную для этого мероприятия тему — «больших вызовов», закрепленных в Стратегии научно-технологического развития. Как отметил модератор сессии Андрей Фурсенко, помощник президента Российской Федерации, «большие вызовы» обсуждаются на ПМЭФ уже в пятый раз. Первая дискуссия прошла в 2016 году. На этот раз внимание спикеров сфокусировалось на вопросе о том, как развивать союз науки и общества.

В самом начале мероприятия Андрей Фурсенко заявил, что сейчас, в 2021 году, интерес общества к науке велик, как никогда раньше, — по данным опроса ВЦИОМ, 15% россиян ответили «Однозначно да» на вопрос «Хотели бы вы, чтобы ваши дети в качестве своего будущего выбрали работу в науке?», и еще 49% — «Скорее да». Но вот периодом максимального научного расцвета большинство людей по-прежнему считают советские годы — время первого полета в космос, развития ядерной энергетики. Что же нужно сделать, чтобы еще больше повысить доверие общества к современной науке?

Александр Дынкин, президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, предположил, что проблема кроется прежде всего в коммуникации с обществом. По его мнению, широкая аудитория интересуется в первую очередь пользой — она хочет знать, как наука непосредственно влияет на жизнь. И если в конце XIX — начале ХХ века это было очевидно (изобретение и проникновение в жизнь таких понятных вещей, как лампочка, телефон, радио), то сейчас уже нет. И органы власти, и сами ученые часто говорят о фундаментальных вещах или проектах, направленных в будущее. Тогда как начинать надо с продуктов и услуг, которые наука готова предложить обществу уже завтра или даже сегодня.

Разговор о коммуникации продолжила Елена Проничева, директор Политехнического музея. По ее словам, музей XXI века — «уже не тот музей в традиционном смысле, это уже площадка для коммуникации и диалога». В Политехе будут рассказывать о технологиях и науке, которые меняют качество жизни каждого человека. Ключевая задача обновленного музея: показать и рассказать всеми способами — не только экспозициями, — что сделано для каждого человека.

Дети — цветы научной жизни

Министр науки и высшего образования России Валерий Фальков переключил фокус внимания аудитории на более узкую целевую группу — школьников и студентов. Он задался вопросом — что нужно сделать, чтобы школьники и студенты стали исследователями? Ясно, что вопросы развития научной аспирантуры, достойных стипендий и условий учебы вне обсуждения — работа над ними ведется. По мнению министра, надо делать язык науки доступным для общества, надо создавать новые интерфейсы для взаимодействия. Для молодежи важно видеть истории успеха исследователей, связанные не только с материальным благополучием, но и с признанием.

Следующие спикеры тоже не обошли вниманием младшее поколение. По мнению представительницы делегации Катара Султаны Афдал, главного исполнительного директора Всемирного саммита инноваций в области здравоохранения, дети младшего возраста — то поколение, на котором взрослые должны сосредоточить свое внимание уже сейчас, чтобы в будущем наша наука успешно развивалась. По ее словам, образование в детском саду и младшей школе должно быть нацелено на то, чтобы дети поняли — их мысли важны, к ним прислушиваются, им позволяют искать ответы на те вопросы, которые интересны им, а не родителям — и помогают это делать. А Александр Веракса, лауреат премии президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых и сотрудник факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, добавил, что самореализация — это основной мотив человека для занятий наукой. Важно, чтобы дети вступали на эту дорогу в максимально раннем возрасте. Веракса добавил, что в России программы дошкольного образования находятся на очень высоком уровне, одном из лучших в мире, и внимание других стран к нашим дошкольным программам весьма велико.

Кто же должен быть в доме хозяином?

В этот момент Андрей Фурсенко предложил собравшимся пройти небольшой опрос — ответить на вопрос: «Кто должен принимать решения о том, какие задачи сегодня должна решать российская наука, в каком направлении развиваться?». Фурсенко подчеркнул, что, разумеется, на этот вопрос нельзя ответить однозначно. Поэтому он предложил выбрать максимально близкий каждому слушателю вариант. 33,3% аудитории проголосовали за вариант «ученые», 25% за «государство», 16,7% — за «население», 12,5% выбрали вариант «бизнес», 4,2% проголосовали за вариант «другое», а 8,3% затруднялись с ответом. После этого голосования разговор вполне логично перешел на затронутую тему — так, Дмитрий Конов, председатель правления «СИБУР Холдинг», заявил: по его мнению, бизнес не может и не должен принимать решения по поводу развития науки. Несмотря на то что СИБУР активно занимается исследованиями, его интересы направлены на решение его же задач — на проблемы переработки полимеров, декарбонизации, изменений климата. Бизнес не видит полной картины, но при этом может инвестировать в интересные для себя направления.

С Дмитрием Коновым согласилась и Елена Бунина, генеральный директор Яндекса в России. Она представила свою позицию и как ученый (Бунина — математик), и как представитель бизнеса. С точки зрения ученых, определять дальнейшее развитие сферы исследований должны они: например, в той же математике некое открытие может «лежать без дела» десятилетия, и только потом найти практическое применение. Нельзя представить, чтобы общество, бизнес или государство диктовали вектор развития математической науки, потому что никто, кроме самих математиков, не разбирается в этой науке достаточно хорошо. Но в ситуации, когда ученые сами решают, куда им двигаться, тоже есть немалые риски — научные школы очень легко консервируются и перестают развиваться, работают «для галочки». И в этом случае государство и общество могут и должны дать им толчок, заявила Бунина. Бизнес же, по ее словам, может вносить внушительный вклад в развитие фундаментальной науки (как это делает в том числе и Яндекс) — но не определять вектор ее развития.

Новая золотая эпоха

Завершил сессию Михаил Ковальчук, президент Национального исследовательского центра «Курчатовский институт». Он по своему обыкновению оживил аудиторию первыми же фразами своего выступления, напомнив содержание диалога между героями книги Астрид Линдгрен — Карлсоном и фрекен Бок: «Карлсон задает вопрос фрекен Бок — ты перестала пить коньяк по утрам? А она же его и не пила! Так и тут: кто должен ставить задачу науке? Точно так же на этот вопрос однозначно не ответить». Правда, чуть позже Ковальчук все же сформулировал свою позицию: участвовать должны все компоненты. Наука, хоть и развивается сама по своей логике, задачи для себя формулировать не может; бизнес может формулировать частный, а не глобальный запрос, а общество (в любой стране) недостаточно грамотно, чтобы определять вектор развития технологий. После этого Ковальчук напомнил аудитории основные вехи развития советской науки середины и конца прошлого века (космические проекты, ядерная энергетика, период «оттепели» и развитие гуманитарных дисциплин), а затем перешел на современность. По его мнению, сейчас российская наука переживает такой же яркий период, как в 1960–1970-е годы. Растет роль науки в производстве и промышленности: если раньше, в период активного развития тяжелой промышленности, доля НИОКР в продукте была не более 5% (а остальное приходилось на материалы и энергию), то сегодня — уже 30%. А когда мир перейдет на природоподобные технологии, этот показатель и вовсе достигнет 90%. Правда, когда это произойдет, Ковальчук не уточнил.

Он также отметил, что одна из важнейших задач, помимо поиска и воспитания талантов, — повышение общего уровня грамотности общества, чтобы оно успевало за развитием мира и могло адекватно воспринимать появляющиеся технологические новинки. А завершил дискуссию президент Курчатовского института следующей мыслью: Россия — абсолютно исключительная среда, богатейшая страна в мире с точки зрения природных ресурсов. Россияне — пассионарии по своей сути и богаты талантами как никто. «Но все наши беды как раз от богатства — мы не рачительные хозяева. Мы должны подумать о себе и рачительно распорядиться нашим богатством», — подвел итог Ковальчук.