Loading...

«Университету никто никогда не может сказать, как развиваться»
Freepik

Какую роль играют консорциумы в «Приоритете 2030», чего ожидают в заявках от вузов-конкурсантов, какую особенность Проекта 5-100 Минобрнауки хочет перенести и на новый конкурс, как впечатлить экспертов и не покинуть список счастливчиков при очередной ротации, читайте в репортаже с пресс-конференции о программе поддержки вузов «Приоритет 2030».

С 5 июля создать личный кабинет для заполнения заявки на «Приоритет 2030» успели 246 университетов, и примерно половина из них уже определилась, на какой трек они будут претендовать (напомним, подать заявку можно до 23:59 6 августа 2021 года). Правила и треки для подачи на гранты мы уже освещали, а сегодня о старте программы рассказал ее куратор Андрей Омельчук, замминистра науки и высшего образования.

«Наша основная цель — формирование группы университетов — лидеров развития»

«Мы учли опыт предыдущих программ, в том числе Программы стратегического и академического лидерства, "Опорные университеты", "Кадры для регионов", и сложили новую с учетом тех задач, которые поставлены президентом», — прокомментировал Омельчук. По итогам всех этих усилий Россия должна войти в десятку лидеров научно-технического развития и удержать свои позиции. Однако мнения о том, что наша страна не может стать пионером сразу во множестве областей, выделяя на науку в несколько раз меньше существующих лидеров, звучали уже не раз.

Если действительно вспомнить опыт предыдущих программ, по итогам Проекта 5-100 ни один из 21 вуза-участника так и не вошел в сотню лидеров за 2020 год, хотя в топ предметных рейтингов выбрались восемь российских университетов. Однако Минобрнауки считает, что главные цели проекта были все-таки не в погоне за строчками в хит-параде: вузы-участники, хоть и ориентировались на в достаточной степени условные рейтинги, все-таки начали развиваться в нужном направлении. По итогам университеты наняли в два раза больше молодых ученых, стали чаще сотрудничать с коллегами из-за рубежа и принимать оттуда абитуриентов. По данным НИУ ВШЭ, в промежуток с 2012 по 2016 год у вузов-участников возросло количество публикаций в высокоцитируемых журналах — со 100 до 300 статей в год, пока университеты контрольной группы продолжали выпускать по 50 публикаций. По словам Андрея Омельчука, одним из больших плюсов Проекта 5-100 была конкуренция университетов внутри программы, и эту черту хотят сохранить и для «Приоритета 2030».

«Наша основная цель — формирование группы университетов — лидеров развития научных знаний, территориального и технологического развития экономики, создателей лучших практик в научно-исследовательской, образовательной и инновационной деятельности», — подчеркнул замминистра, ссылаясь на слова президента.

«Университеты должны развивать в себе исследовательскую компоненту»

Чтобы получить грант, университет должен составить план развития. Ориентироваться можно на один из двух путей. Первый — исследовательское лидерство (для тех, у кого есть амбиции международного масштаба), подразумевающее сильную научную базу. Второй вариант — лидерство в отрасли и/или регионах — напоминает концепцию НОЦ, объединяя науку и развитие территорий. Ожидается, что такие вузы будут делать упор на разработки и технологии. «Университеты должны развивать в себе исследовательскую компоненту, но при этом приносить экономическую пользу регионам», — уточнил замминистра.

Слайд из презентации Андрея Омельчука


Главный совет руководству университетов от Минобрнауки — «осмыслить, сесть и написать программу и заявку». Организаторы постоянно отвечают на вопросы участников (на вчерашний день их поступило 1497). По самым востребованным темам проводят вебинары: на вчерашнем рассказывали о консорциумах, а еще один скоро обещали посвятить наукометрическим показателям, которые непонятны половине вопрошающих. «Важно, что университету никто никогда не может сказать, как развиваться, — подчеркнул Омельчук. — Мы предлагаем университетам самим осмыслить и составить план, а не копировать чужие практики и не пользоваться услугами внешних консультантов. Потому что, если коллектив не разделяет ваших планов и ценностей, с реализацией будут проблемы».

Уже в конце августа — начале сентября комиссия от Минобрнауки оценит заявку, эксперты РАН проверят, а после этого на большом правительственном совете выберут получателей специальной части гранта. Министерство готово к тому, что критериям хотя бы одной из четырех групп соответствует куда большее количество университетов, чем сотня, поэтому конкурс будет и за места в программе, а не только за специальную часть гранта. Правда, пока конкуренция чуть меньше 2,5 университета на место, да и количество мест в программе не ограничено, так что участников может быть и более 100.

«Не надо набирать десять консорциумов только для количества»

Один из способов повысить свои шансы — встроиться в консорциумы с другими университетами. «Мы очень осознанно убрали рамки как по количеству консорциумов, так и по их составу. Главное, они должны быть содержательными — содержательная часть будет предметом экспертизы. Не надо набирать по десять консорциумов только для количества», — отметил Омельчук. Эксперты, по его словам, будут обращать внимание на то, какой вклад в показатели университета внесет сотрудничество, при этом важно, чтобы он не приписывал себе чужие достижения: успехи других участников консорциума — лишь дополнительный бонус. Вуз в центре консорциума получит 100 миллионов рублей, но предусмотрена передача части денег и остальным участникам. Возможно это в том случае, если их участие эксперты не сочтут номинальным.

Творческие вузы тоже могут участвовать в конкурсе, и для них сформированы отдельные критерии, но подключаться к любым консорциумам им не запрещают. Для будущих региональных лидеров будет учитываться вклад местных ФОИВов и взаимодействие с властями — от них ожидают реализации общественных проектов. Чтобы отношения не наладились до состояния полюбовного междусобойчика, да и результаты в других группах были прозрачнее, комиссия Минобрнауки будет по итогам года не просто принимать документы, но и проводить публичные защиты. В каком формате их организуют, пока неизвестно, но недобросовестные вузы могут наказать — вплоть до исключения из ротации.

Что касается международной деятельности, формально в заявке такого вопроса нет. Но это, как объяснил замминистра, потому, что такая работа должна пронизывать остальные направления: «Ключевой упор мы делаем на высокоуровневые программы, где иностранцы могут не просто приехать, а остаться в нашей повестке».

Омельчук пояснил, какое впечатление должны произвести успешные заявки: «Для нас важно увидеть действительно достойные программы, которые направлены на развитие университета, поверить в эти программы». Звучит это воодушевляюще, да и в целом «Приоритет 2030» дает вузам очень много свободы самовыражения и мало привязывает к жестким результатам. И разнообразие — это хорошо, ведь вузы у нас разные, и странно было бы ждать, что они шеренгой придут к одной цели за одинаковый срок. Главное теперь — контролировать исполнение, чтобы университеты не вылетали из ротации, наобещав покорить все научные Эвересты до конца квартала (при том что деньги выдают в последний его день), и не пришли непонятно куда, если направление для них не высечено на камне.