Loading...

Локдауны и бессистемность: об организации здравоохранения в России и мире
Dmitriy Gutarev / Pixabay

На Ясинской конференции ВШЭ по проблемам развития экономики и общества 7 апреля эксперты обсудили организацию здравоохранения. О локдаунах, безопасности медицины, паллиативной помощи и новых способах коммуникации пациента с врачом — читайте в нашем материале.
Локдаун прав

Первым выступил Василий Власов, профессор Департамента политики и управления ВШЭ. Он рассказал о противоэпидемической политике и о том, как она изменилась в эпоху COVID-19. По его словам, текущая пандемия вызвала гиперответ академического сообщества и политиков. И если в России до лета 2020 года поддерживалось впечатление о благоприятном течении эпидемии, то в мире уже к марту сформировалось несколько позиций. Лидерами научного мнения стали сторонники политики жестких локдаунов, опоры на вакцинацию и ограничительные меры. Те, кто этот подход критиковал, оказались под жестким давлением и научного сообщества, и общества в целом. Особенностью эпидемии Власов назвал беспрецедентное ограничение прав граждан правительствами без введения чрезвычайного положения.

«Складывается впечатление, что нарастание государственного насилия, мотивированное представлениями об общественном благе, недоступными народу, порождает рост недоверия и встречное сопротивление по крайней мере части народа. Этот процесс уже ныне угрожает проведению любых противоэпидемических мер», — считает Василий Власов.

Особая опасность, по его мнению, заключается в том, что правительства сконцентрировали свои усилия на вакцинации населения. Ограниченная эффективность преодолевается массивной ревакцинацией. При этом на фоне достигаемого вакцинацией снижения смертности наблюдается значительный рост заболеваемости. Он, в свою очередь, ведет к росту смертности, хоть и менее значительному, чем было бы без вакцинации. Правительства отдельных стран относительно успешно формируют тактику реагирования на темпы и особенности распространения инфекции, однако до формирования модельной противоэпидемической политики еще далеко, заключает Власов.

Бессистемные инициативы

Затем с докладом выступила преподаватель кафедры управления и экономики здравоохранения Департамента политики и управления ВШЭ Нино Габуния. Она рассказала о качестве и безопасности медицины в России и за рубежом. По ее словам, в России сформировалась трехступенчатая система, которая обеспечивает качество и безопасность медицины. Первая ступень — базовые лицензионные требования Минздрава, затем — добровольная сертификация по системе «Качество и безопасность медицинской деятельности» и, наконец, международная аккредитация. До второй ступени с 2015 года добрались только 80 медучреждений России (45 стационаров, 35 поликлиник). А третью ступень осилили 5 организаций.

Проблема, по мнению Габунии, заключается в том, что уровень качества безопасности российских медицинских организаций оценить фактически невозможно — нет системы сбора данных, единой Национальной политики по качеству и безопасности медицинской деятельности. Зарубежный опыт подсказывает, как должна выглядеть такая система. Национальная политика по качеству и безопасности медицинской деятельности должна определять аспекты качества и безопасности на каждом уровне здравоохранения: эффективность, безопасность, пациентоориентированность, справедливость, комплексность, затратоэффективность. Нужно сформировать «культуру безопасности», обеспечение открытости и прозрачности сбора данных о неблагоприятных событиях. Расширенный список включает в себя «Восемь элементов». В России эти элементы или выражены слабо, или отсутствуют вовсе.

«Национальная политика качества и безопасности медицинской деятельности не сформирована в России. Наблюдаются отдельные бессистемные инициативы, которые демонстрируют низкую эффективность», — заявила Нино Габуния.

Немедицинская помощь и некоммерческие организации

Следующей выступила аспирантка факультета социологии Европейского университета Анастасия Угарова. Она поведала о роли НКО в институционализации паллиативной помощи в России.

С 2012 года паллиативная помощь включена в государственную программу «Развитие здравоохранения». Начав свой путь с фактически частной инициативы, паллиативная помощь постепенно приобрела статус отдельного направления медицинской помощи. При этом основным источником финансирования остаются НКО.

«Хотя ограничительное изменение законодательства в сфере функционирования НКО, ужесточение контроля в отношении НКО и угрозы получения статуса иноагента значительно сократили возможности организаций, они и сейчас являются ключевыми агентами, развивающими сферу паллиативной помощи в России», — рассказала Анастасия Угарова.

Угарова собрала данные об участии НКО в развитии паллиативной помощи с 2018 года. НКО во многом восполняют пробелы в институциональной траектории паллиативных пациентов, однако этому иногда мешает специфика из работы (публичность кейсов). К тому же медицинская помощь приоритизируется над немедицинской, поэтому НКО не всегда удается установить эффективное сотрудничество с медицинскими организациями.

Доктор, у меня тут какое-то уведомление

Четвертым докладчиком стала Кристина Ракова, аспирантка кафедры социологии МГИМО и младший научный сотрудник Института философии РАН. Ее выступление было посвящено новому способу коммуникации между врачом и пациентом. Ракова рассказала, что умные устройства побуждают нас регулярнее и пристальнее следить за собственным здоровьем. С точки зрения социологов это означает, что в коммуникации между врачом и пациентом появляются «не-человеческие цифровые актанты» — умные устройства, которые могут проводить диагностику и даже лечение. Польза от нового способа коммуникаций, пожалуй, очевидна. Однако она несет и риски.

«Ориентированные на диагностику и лечение не-человеческие актанты вносят вклад в космополитизацию социального и медицинского порядка, последствия чего несут человеку как блага, так и новые более сложные риски, особенно риски дегуманизации человеческих коммуникаций, что прежде всего влияет на сознание молодых людей», — говорится в докладе Раковой.

По словам социолога, с ростом популярности умных устройств формируется гибридная коммуникация между врачом и пациентом. Сейчас ней доминируют формальные, прагматические и меркантильные тенденции. Ракова предполагает, что «гуманистический поворот» может дать импульс для обретения этими коммуникациями гуманистического вектора развития. Это позволит возродить в них «человеческий дух» и способствует формированию принципиально новой культуры лечения, основанной на гибридных коммуникациях между врачом и пациентом.