Loading...

«И снится нам не рокот космодрома»
Алексей Паевский

Как выглядит Восточный, что выделяет его среди прочих космодромов, как идет стройка стартового комплекса «Ангары» и как прошел пуск ракеты-носителя «Союз-2» — научный редактор InScience.News рассказывает о своей поездке на космодром Восточный.

Самое любимое занятие научного журналиста — пресс-тур. Самое нелюбимое — он же. Любимое, потому что ты попадаешь в те места, куда другому человеку попасть очень трудно или почти невозможно, нелюбимое — потому что после поездки всегда приходится о ней писать. Все-таки даже если к этому тебя не обязывают, материал с пресс-тура — признак хорошего тона.

Сразу скажу, что данный материал — это именно личный взгляд, репортаж, путевые заметки. Он не исключает эмоций и оценок, что порой далеко от научности.

Итак. Пресс-тур на космодром «Восточный» оказался одним из самых необычных и самых тяжелых в моей более чем 15-летней карьере научного журналиста. Необычным он был и по самому факту своего проведения (15 лет назад поверить в пресс-тур от «Роскосмоса», в котором будут принимать участие как суровые фотокорреспонденты и обычные научные журналисты, так и видеоблогеры, было невозможно), так и по своей логистике. Последнее же было и условием тяжести. Чисто физически поездка (при всей ее идеальной организации) была очень непростой.

Почему? Тому есть несколько причин. Во-первых, космодром Восточный расположен в Амурской области. Семичасовой перелет, шесть часов разницы с Москвой. Во-вторых, космодром все еще строится. И если ракеты с него уже улетают, то пассажирский лайнер там сесть пока не может: аэродромный комплекс Восточного все еще в процессе стройки. И потому мы прилетали в Благовещенск, а жили в городе Белогорск в 130 километрах от столицы Амурской области – и на таком же расстоянии от космодрома. И потому каждый день автобусом два часа туда и два обратно. А в первый день – сразу с самолета на космодром. Но обо всем по порядку.

День первый

Де-факто у пресс-тура было две цели: познакомить тех, кто пишет и рассказывает о космосе, с готовой и строящейся инфраструктурой первого гражданского космодрома России и показать пуск ракеты «Союз-2» с очередным пакетом спутников компании OneWeb. Изначально планировался вылет во вторник вечером, работа на площадках космодрома в среду-четверг вечером, в ночь на пятницу наблюдение за запуском и утренний вылет из Благовещенска в Москву. Чуть позже вылет перенесли на сутки: нужного количества билетов уже не было. Что ж, нам на самом деле очень повезло.

Контейнеры, в которых прибыли спутники OneWeb на Восточный. Фото Алексея Паевского


Семь часов перелета, шесть часов разницы и 260 километров автобусом — и вот мы уже на грандиозной стройплощадке. Это вторая очередь космодрома, инфраструктура для тяжелой ракеты «Ангара», которая должна полететь отсюда с макетом нового российского пилотируемого корабля «Орел» уже через два с небольшим года. На строящемся Центре управления запуском — полностью подземном комплексе, защищенном метрами бетона и песка от любых нештатных ситуаций, — нас ждали генеральный директор АО «Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева» Алексей Варочко и генеральный конструктор входящего в этот ГКНПЦ КБ «Салют» Сергей Кузнецов. Но впрочем, рассказ об «Ангаре» и ее комплексе выйдет отдельно на дружественном портале Indicator.Ru — таково бремя работы на несколько изданий. К слову, Алексей Варочко позвал всех в Омск, где строятся серийные экземпляры «Ангары» («машины», как говорят профессионалы — слово «ракета» от них мы не слышали, и это, наверное, правильно). Надеемся, что «Хруничев» сдержит слово — посмотреть, как строят «Ангару», будет очень интересно.

Части ракеты-носителя «Союз-2» в МИКе. Фото Алексея Паевского


Алексей Варочко (слева) и Сергей Кузнецов (справа). Фото Алексея Паевского


Мы побывали в будущем здании, откуда будут руководить запусками тяжелой ракеты и, вероятно, откуда уйдет команда к старту первого российского лунного экипажа, побывали на площадке хранения, где располагаются доставленные на космодром Северным морским путем из Северодвинска и ждущие монтажа детали стартового стола, баллоны для азота, кислорода и инертных газов, и, конечно же, на строящемся стартовом столе «Ангары». Помните, в Советское время был термин «стройка века»? Этот эпитет очень уместен именно здесь. Огромные объемы земляных работ, тонны и тонны арматуры, огромное количество кубометров специального бетона. Пока что все идет по графику, и очень надеемся, что уже в декабре 2023 года мы сможем рассказать и показать вам, как взлетает «Ангара» с Восточного.

Строительство инфраструктуры под ракету-носитель «Ангара» идет полным ходом. Фото Алексея Паевского


Детали стартового стола «Ангары» уже прибыли Северным морским путем и лежат на площадке хранения. Фото Алексея Паевского


Там же расположены и сотни баллонов для хранения газов. Фото Алексея Паевского


Будущий стартовый стол «Ангары». Фото Алексея Паевского


По этому бетонному желобу пойдут раскаленные газы во время старта «Ангары». Фото Алексея Паевского


День второй

Второй день получился очень непростым. Он начинался в семь утра. Точнее, в семь мы уже выехали на космодром. Нам предстояло знакомство с уже функционирующей (и восемь раз успешно выполнившей свою задачу) первой очередью космодрома — комплексом, предназначенным для сборки и запуска ракеты-носителя «Союз-2». И начинаем мы с самого интересного — со стартовой башни.

Башня обслуживания ракеты-носителя «Союз-2» — главная «фишка» Восточного. Фото Алексея Паевского


Для всех ракет-носителей на всех космодромах стартовое обслуживание — это важнейший этап. Ракету и ее полезную нагрузку нужно собрать в монтажно-испытательном комплексе, состыковать друг с другом, проверить все, вывезти на стартовый стол, поставить в вертикальное положение, еще раз проверить, заправить — и только затем запустить. Весь комплекс «Союза» в этом отношении представляет собой уникальный комплекс (простите за тавтологию). Во-первых, МИК здесь един и для ракеты-носителя, и для космического аппарата. Все манипуляции могут производиться под крышей, перемещая объекты из крыла в крыло. Очень удобно. Мы, естественно, не застали ракету в МИКе, поскольку на старт ее вывозят за несколько дней.

По этим рельсам ракета из МИКа едет на старт. Фото Алексея Паевского


Во-вторых, на Восточном — уникальная башня обслуживания. Все помнят кадры с «Байконура», кто-то видел кадры с других космодромов. Ракета стоит на стартовом столе открыто, вокруг нее — мачты обслуживания и заправки. Однако на Восточном не так. Стартовая башня полностью закрывает ракету, что позволяет обслуживающему персоналу работать в комфортных климатических условиях (а на Дальнем Востоке зимой это очень важно), и места для работы побольше. Только за час до старта башня отъезжает на сотню метров от ракеты. Нам повезло побывать и на первом этаже башни, и на минус третьем — в кабине обслуживания, под дюзами второй и третьей ступени. К слову, знали ли вы, что современная (без доли иронии) ракета-носитель «Союз-2» мало того что прямая наследница той самой «Семерки», на которой полетел 64 года назад первый спутник, но и до сих пор использует две деревянные детали. Во-первых, воздушные рули третьей ступени — один такой, сохранившийся после первого пуска, до сих пор экспонируется в МИКе, а во-вторых — ПЗУ. И это не постоянное запоминающее устройство, как поймут многие компьютерщики, а пирозажигательное устройство, которое поджигает топливо в двигателях первой и второй ступени ракеты. Оно выполняется из черной березы — и только из нее. Как нам сказали, существует даже специальная роща, где выращивают будущие ПЗУ для «Союза». И хихикать тут совершенно нечего — надежно и экономно. Правда, мы их не видели: дюзы были закрыты заглушками, а ПЗУ ставят перед самым стартом.

Дюзы двигателей второй и третьей ступени. Фото Алексея Паевского


Удерживающие ракету мачты в момент пуска расходятся под тяжестью противовесов. Фото Алексея Паевского


Рассказывает начальник Стартового комплекса "Союза" Николай Дворецкий. Фото Алексея Паевского


К слову, о старте. Нам еще показали строительство жилья для будущих сотрудников космодрома (отличные квартиры, нечего сказать) и отвезли в Белогорск отдохнуть. Выезд на космодром — в 23:00. К тому времени Государственная комиссия дала добро на заправку ракеты горючим и окислителем.

День третий

На наблюдательную площадку все ехали, конечно, в понятном возбуждении: мало кто из нас видел космические старты, да и те, кто видел, видят это не каждый день. Тем более если бы пуск оказался успешным, то тогда Россия бы установила рекорд нового времени по количеству безаварийных пусков подряд. Поэтому все переговаривались, обсуждали детали будущей съемки — опять же, даже те из нас, кто был фотографом с опытом, не снимали ночью пуск ракеты.

На площадке, куда мы приехали за час с небольшим до запуска, было людно. Журналисты, сотрудники космодрома, кто-то взял с собой детей. Конечно, до самого момента старта невооруженным глазом сложно что-то увидеть: площадка расположена почти в двух километрах от стартового стола. Требования безопасности. Но на ней стоит небольшой павильончик, в котором можно погреться (в эту ночь было +3, несмотря на конец мая), выпить горячего чаю или кофе с булочкой, а в павильончике — большой экран, на который выводится картинка со стартовой площадки, и динамик, в который выводятся стартовые переговоры управляющих пуском. Правда, в первую ночь мы ничего не услышали. Первым недобрым знаком стали фигурки людей, идущих К еще не отъехавшей башне обслуживания, а не ОТ нее. А затем и команда — всем в автобус, перенос пуска. Абсолютно буднично, без надрыва и трагедии — что поделать, автоматика остановила циклограмму старта. Перенос — на сутки, сливается лишь окислитель, а значит, у нас есть шанс, поскольку билетов на пятницу не было и у нас сутки в запасе. В итоге бессонная ночь в активе есть, а запуска пока нет. Возвращаемся в отель — кто спать, а кто работать.

В 23:00 повторяется то же самое — автобус и два часа до космодрома. За исключением погоды. За час до места начинается дождь. У представителя пресс-службы Роскосмоса звонит телефон, и мы замираем. «Да, нелетная погода. Да, понимаю, что поделать. Да, будем ждать», — говорит Дмитрий Белкин, вешает трубку и делает предательскую паузу секунд в десять. Потом до него доходит, и он успокаивает: «Коллеги, все по плану. Просто мы не сможем поднять коптер для съемки».

Погода и вправду аховая. Льет дождь, холодно. Облака иногда почти ложатся на стартовый стол. Пытаюсь прикинуть, как я буду ЭТО снимать, и молюсь, чтобы получился хотя бы один снимок. Зато процесс запуска идет по плану — объявлена часовая готовность, персонал эвакуирован по расписанию. Руководитель полетов собирает доклады от всех руководителей участков. Интересно, что один голос — с очень сильным акцентом, один — женский. За пять минут мы все выходим под дождь. Оптика под курткой, сами все мокрые. Слушаем команды. И вот — зажигание! Небо окрашивается в желтое зарево, становится удивительно светло: облака работают как мощный рассеивающий софтбокс (фотографы поймут), я поднимаю телеобъектив и пытаюсь снимать по наитию. Ракета медленно отрывается и затем очень быстро, с грохотом уходит в облака. Все, мы уходим в павильон, там показывают съемки с камеры на обтекателе головной части. Через несколько минут становится понятно — все получилось. Первые спутники ушли на свои орбиты, а значит, рекорд России по количеству безаварийных запусков, установленный в 1993 году, побит. 59-я ракета-носитель подряд успешно выполнила свою работу.

Зажигание! Фото Алексея Паевского


Ракета оторвалась от земли. Фото Алексея Паевского


Но наша работа не заканчивается — мы приезжаем на стартовый стол, почти к тому самому месту, откуда только что улетел «Союз-2». Еще полчаса под дождем, но это очень важные полчаса. На площадке перед башней обслуживания выстраивается весь боевой расчет (да, это по-прежнему так называется). Они только что классно сделали свою работу — и, несмотря на то что кому-то из них сейчас снова идти на пост и выполнять постстартовые процедуры, сейчас они слушают поздравления с очередным успешным стартом с Восточного. Девятым.

Ну а нам пора в автобус. Четыре часа до Благовещенска, четыре часа в аэропорту, восемь часов до Москвы. И теперь — мечтать о новых запусках, которые ты видел собственными глазами. Космос — это навсегда.

Редакция благодарит пресс-службу «Роскосмоса» и всех работников космодрома Восточный за замечательно организованную поездку, подробнейшие экскурсии, открытость и дружелюбие.