Loading...

«Конгресс – способ показать миру, что математика большая и разнообразная»
aguayo_samuel / Flickr

Недавно оргкомитет Международного конгресса математиков в Санкт-Петербурге объявил имена приглашенных докладчиков. Среди них оказалось несколько россиян. Сегодня мы поговорили с одним из них — Евгением Борисовичем Фейгиным, доктором физико-математических наук, профессором факультета математики Высшей школы экономики и Сколковского института науки и технологий.

— Расскажите, как вы пришли в математику?

— С восьмого класса я учился в 57 московской школе, в математическом спецклассе. Там математика была в большом количестве, разнообразная, довольно серьезная. С этого все и началось. За год до поступления в вуз я начал ходить в вечернюю математическую школу. С одной стороны, было просто интересно, с другой стороны, это была подготовка к поступлению. Там началась моя сколько-нибудь серьезная математическая деятельность.

После окончания школы я поступил на мехмат МГУ и параллельно в Независимый московский университет (тогда было пятилетнее образование, не было бакалавриата и магистратуры). К моменту поступления на мехмат программу первого курса я более-менее знал, хотелось больше нового материала, хотелось нагрузки. В этом смысле Независимый университет представлял собой хорошую возможность: сильные преподаватели, интересные курсы, возможность получать плохие отметки и много чего другого; там я посещал курсы повышенной сложности. В каком-то смысле НМУ можно рассматривать как основное образование, и есть примеры, когда студенты учились только в НМУ, но все же таких единицы. В основном Независимый рассматривался (и сейчас рассматривается) как дополнительное образование.

Я закончил МГУ и НМУ, а потом учился в аспирантуре. Уже после защиты ездил на постдок в Германию, в Кельн, и провел там год.

— Тяжело ли вам было совмещать учебу в двух университетах?

— Совмещать было непросто — в НМУ лекции проходили вечером, обучение на мехмате проходило в дневные часы, то есть учиться приходилось много. Тяжело было совмещать и по времени, и по нагрузке, но у меня был существенный запас — знания, полученные в 57 школе, делали обучение легче.

Независимый университет — очень необычное учебное заведение. Обучение в НМУ бесплатное, там нет дневного обучения, он заточен на дополнительное образование. Курсы читают очень сильные профессиональные математики. Любопытный факт: когда Высшая школа экономики около десяти лет назад решила организовать математический факультет, костяк команды составили профессора Независимого университета. Через НМУ прошли очень многие математики моего поколения.

— Чем вы сейчас занимаетесь как математик?

— Если коротко, то это теория представлений с приложением в алгебраической геометрии, математической физике и комбинаторике. С высоты птичьего полета теория представлений — это способ изучения объектов через их преобразования. Это может относиться к геометрическим фигурам, алгебраическим структурам или дискретным объектам. Наблюдая внутреннюю структуру, вы можете описать сам интересующий вас объект. Мне очень нравится в теории представлений то, что у нее очень много приложений. Это лишний раз подтверждает, что математика не разделена на отдельные кусочки, а является одним большим единым организмом. Теория представлений хорошо это демонстрирует, поскольку естественно возникает в разных областях математики и физики.

— Как вы пришли к этому направлению?

— Я начал заниматься теорией представлений еще будучи студентом. При этом направление является настолько широким, что вы можете заниматься теорией вероятностей, алгебраической геометрией, квантовой теорией поля, выпуклой геометрией или комбинаторикой, оставаясь в русле теории представлений.

— О чем планируете докладывать на Конгрессе?

— На Конгрессе я буду рассказывать про цикл моих работ по конечномерным представлениям полупростых алгебр Ли. Если коротко, то этот подход основан на идее абелинизации представлений с помощью теоремы Пуанкаре — Биркгофа — Витта. В рамках этого подхода удалось получить ряд результатов про классические объекты алгебраической, геометрической и комбинаторной природы, а также обнаружить неожиданные связи с такими разделами математики, как представления колчанов и выпуклая геометрия. Обо всем этом я и планирую рассказать.

— Что думаете о Конгрессе?

— Собственно, я никогда не был на математических конгрессах. Это очень масштабное мероприятие, туда съезжается огромное количество математиков со всего мира. У МКМ, безусловно, есть научная составляющая, но также велика роль социальная и популяризаторская. На Конгресс приезжают математики разных стран, культур, стилей. Конгресс — способ показать миру, что математика большая и разнообразная. Обычно, когда люди собираются на небольшие тематические конференции, они обсуждать узкие темы в рамках какого-то направления. Конгресс, может быть, менее эффективен в плане конкретного научного общения, но у него огромная социальная роль.

— Как думаете, почему именно вас пригласили на Конгресс докладчиком? Из-за какой-то конкретной работы?

— Выбором докладчиков для Конгресса занимается специальная международная комиссия. Думаю, что впечатление об ученом-математике создается годами: математика очень глубокая наука, специалиста сложно оценить сразу. Бывает, что одна-две работы ученого производят революцию в какой-нибудь области, но это большая редкость. Обычно признание в науке — результат многолетнего труда.

— Какое качество для математика самое главное?

— Самое главное — чтобы было интересно. Ученого должно двигать вперед удовольствие от новых идей, новых привлекательных объектов исследования. Наука должна «зажигать», о ней должно быть интересно думать.


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram