Loading...

Икону XVI века отреставрировали спустя более 50 лет
«Иоанн Предтеча Ангел пустыни в житии». Клеймо «Проповедь иудеям». Последняя треть XVI в. Фото: Всероссийский художественный научно-реставрационный центр им. И.Э.Грабаря

«Иоанн Предтеча Ангел пустыни в житии» из собрания Вятского художественного музея им. В.М. и А.М. Васнецовых возвращается в постоянную экспозицию. Более полувека икону восстанавливали сотрудники Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря, отмечается в сообщении пресс-службы музея.

Этот образ Иоанна Предтечи считается одной из древнейших святынь Успенского Трифонова монастыря рядом с сегодняшним Кировом. В XVI веке, когда монастырь основал Трифон Вятский, своей иконописной мастерской там еще не было. Согласно преданию, икону привез из Москвы сам святой Трифон.

Иконография «Иоанн Предтеча Ангел пустыни» изображает Крестителя с ангельскими крыльями, в одеяниях аскета-пустынника и со свитком в руках, в византийском искусстве она известна с конца XIII — первой половины XIV веков и связана с евангельскими представлениями об Иоанне как пророке Христа. К этой иконографии относятся и ветхозаветные пророчества: «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте пути Ему» (Ис. 40:3) и «вот Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною» (Малах 3:1; Мф 11:10; Мк 1:2; Лк 7:27). На Руси такие изображения известны с XIV века, а широкое распространение получили в XVI–XVII веках в связи с тем, что святой был покровителем Ивана Грозного. 

Не исключено, что икона «Иоанн Предтеча Ангел пустыни в житии» была подарком монастырю самого царя. Почти 400 лет она занимало место в иконостасе Успенского храма, а в ВХРНЦ поступила еще в 1968 году. Тогда ее сюжет было невозможно рассмотреть из-за сильнейших очагов плесени по всем слоям иконы. По этой же причине ход реставрации приостанавливался – специалисты ждали, пока развитие технологических процессов позволит решить проблему с плесенью. Только к 1997 году реставраторы раскрыли авторскую живопись из-под многочисленных наслоений (в том числе масляной записи XIX века), и впереди было еще много работы. Но в 2010 году икона пострадала от пожара и воды.

«Состояние иконы было столь трагично, что некоторое время стоял вопрос о самой возможности ее восстановления», — пишет художник-реставратор Наталья Фоломешкина.

Кроме того, слой авторской живописи дошел до нас с большими утратами – в итоге было принято решение оставить их открытыми, с легкой тонировкой.