Loading...

Российские древности: Николо-Вяжищский монастырь
Алексей Паевский

В 15 километрах от Великого Новгорода, рядом с древней деревней Вяжищи, расположен Николо-Вяжищский монастырь. Обитель — первоначально мужская, ныне женская — известна с начала XV века, а ее архитектурный ансамбль сохранился в версии XVII века. Если не приехать к монастырю лично, а просто посмотреть на его фотографии, то не скажешь, что возведен он на новгородской земле. Потому что по роскоши керамического декора своих построек он превосходит большинство славящихся изразцами храмов Москвы и Ярославля. Между тем, исследователи уже не одно десятилетие пытаются раскрыть историческую тайну этого керамического великолепия. Сегодня после нескольких посещений монастыря экспедициями «Российских древностей» мы продолжаем совместный проект нашего портала и Новгородской области при поддержке губернатора Андрея Никитина и АНО «Русь Новгородская», в котором мы опишем все 86 памятников древней архитектуры Великого Новгорода (и многое другое). И на очереди — именно Вяжищи.

На подъезде к монастырю. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Машина РД у врат обители. Фото Алексея Паевского, июль 2020 года


Николо-Вяжищский монастырь был основан вблизи Водской дороги, связывавшей Новгород с его северо-западными владениями. Год основания его неизвестен. В популярных статьях в качестве первого письменного упоминания обители часто приводится грамота «ободная межевая землям великого князя и монастырей Юрьева, Вяжицкого, Палеостровского и Муромского…» от 25 августа 1391 года. Документ этот, в «списке XVI века», был извлечен из архива Новгородской казенной палаты и введен в научный оборот в 1850-х годах. Однако академик Валентин Лаврентьевич Янин (1929–2020) в своем фундаментальном исследовании датировок комплекса новгородских актов XII–XV веков не считал эту межевую грамоту подлинной. Согласно его анализу, она принадлежит к циклу фальсификаций второй половины XVII века. Поэтому мы оперировать датой 25 августа 1391 года не будем, а обратимся к III Новгородской летописи, где сказано: «в лето 6919 (1411 год) поставиша церковь древяну святого Николы архиепископа Мир Ликийских чудотворца на Вяжищах стяжанием того же монастыря инока строителя Антония, да игумена Пахомия, и честне монастырь устроиша…»

Также доподлинно неизвестно, кто был основателем монастыря святого Николы в Вяжищах. Согласно монастырским летописаниям это монахи Ефросин, Игнатий и Галактион, а также присоединившийся к ним позже священник Пимен, который станет первым игуменом обители.

Среди икон Успенского собора Московского Кремля есть одна, которая называется «Святитель Николай Чудотворец, с житием» («Никола Вяжищский»). В самой ранней из сохранившихся описей Успенского собора — начала XVII века — она названа «образ Николы чудотворца Вежитцкого с деяньем». Так вот, исследователи полагают, что это чтимый чудотворный образ Вяжищского монастыря, созданный в 1411 или в 1417 годах, то есть в период первых летописных упоминаний обители. Как она попала в Москву? Известно, что новгородские иконы, особенно почитаемые и чудотворные, вывозились в Москву и при Иване III, и при Иване IV Грозном. При Грозном вывоз местных святынь проводился с целью подчеркнуть единение Руси и ведущую роль Москвы.

Икона «Святитель Николай Чудотворец, с житием» («Никола Вяжищский»), 1411 или 1417 годы. Из собрания Успенского собора Московского Кремля


Период возвышения монастыря и начала каменного в нем строительства связан с именем новгородского архиепископа Евфимия II (1390-е (?) — 1458) — одной из самых значимых личностей в истории Новгорода. Он родился в Новгороде, в семье священника Михея и его жены Анны, которые долгое время не имели детей и пообещали посвятить своего ребенка Богу. Сына они назвали Иоанном — в честь Иоанна Предтечи, чьи родители на момент рождения «чада» тоже были уже в летах.


Складень трехстворчатый «Св. Евфимий Новгородский, с житием», 1654 год. Происходит из Николо-Вяжищского монастыря. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике. Поступил в собрание музея не позднее 1934 г. В годы Великой Отечественной войны был вывезен в эвакуацию; возвращен в Новгород в 1945 г.


В возрасте 15 лет Иоанн принял монашеский постриг под именем Евфимий в Николо-Вяжищском монастыре. Новгородским епископом Евфимий стал в 1429 году. В периоды княжеских междоусобиц епископ выступал миротворцем, почти каждый год его святительства был ознаменован сооружением или реставрацией храмов в Новгороде и окрестностях (пожалуй, главным стало обустройство Владычного двора, где было построено более десяти зданий; памятны и его украшения Софийского собора). Не забывал Евфимий и о Николо-Вяжищской обители: в период 1436–1439 годов его радением здесь были возведены каменные Никольский собор и церковь во имя Иоанна Богослова. Для них епископ «приложил» богатую церковную утварь и колокола. Также в стенах Николо-Вяжищской обители им была устроена книгописная мастерская. Каждый год владыка имел обыкновение проводить в монастыре всю первую седмицу Великого поста. Похоронили Евфимия согласно его завещанию в монастыре, под спудом Никольского собора. И вскоре монастырь стал местом поклонения паломников, потому что в народе разнеслась слава: камень на могиле и вериги епископа приносят исцеление. К лику святых он был причислен в 1549 году. Увы, история не сохранила имена мастеров, строивших в монастыре в XV столетии.


Покров «Евфимий Вяжищский, архиепископ Новгородский», 1549 год. Происходит из Николо-Вяжищского монастыря. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике


Постепенно монастырь, будучи под покровительством церковной и государственной власти, получает жалованные грамоты, освобождается от пошлин и поборов, наделяется землями, рыбными ловлями, варницами. К концу XV столетия обитель превращается в весьма крупного землевладельца, входит в число самых больших и влиятельных новгородских монастырей наряду с Юрьевым, Хутынским, Антониевым, Духовым. Значение монастыря может проиллюстрировать, например, такой факт: его игумен был среди членов освященного собора 1589 года, подписавших грамоту об учреждении патриаршества в России.


Территория монастыря


В начале XVII столетия, в Смутное время, Николо-Вяжищский монастырь, как и вся Новгородская земля, сильно пострадал от шведской интервенции 1611–1617 годов. В 1615 году в монастыре останавливалось нидерландское посольство, которое по просьбе шведского короля Густава II Адольфа следовало в Москву — в качестве посредников на переговорах о мире. Казначей и гофмейстер посольства Антонис Хутеерис во время путешествия делал рисунки. Благодаря ему мы сегодня знаем, как выглядела обитель с постройками XV–XVI веков. Рисовальщик зафиксировал и разрушения построек: на одной из них нет кровли, в крыше другой — пробоины, снесены кресты.

Литография с изображением монастыря в XIX веке. Архив Николо-Вяжищского монастыря


После Смуты монастырь возрождается и продолжает процветать. Ему, как и раньше, оказывается царское внимание. Так, Николай Иванович Оловяшников (1875–1918) приводит в своей книге-энциклопедии «История колоколов и кололитейное искусство» (1912 год) надпись на большом монастырском колоколе. «Божиею милостью, повелением благоверного христолюбивого государя царя и в. князя Михаила Федоровича всея Руси, и по благословлению отца его государева, великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси, слит сей колокол в Новгородской уезд в некончаемый дом великом чудотворцу в Вяжицкой монастырь при игумене Варламе еже о Христе с братиею лета 7135 (1627) месяца мая в 22 день, мастер Дмитрий Матвеев». В середине XVII века повышается статус настоятелей: с 1651 года они носят звание архимандрита. Монастырь имеет подворье в Новгородском кремле и в дворах на Яковлеве улице (Софийская сторона).

Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Кардинальное преображение архитектурного ансамбля монастыря связано с именем настоятеля Николо-Вяжищского монастыря в 1683–1697 годах архимандрита Боголепа (Саблина; ?–1710). Выходец из мелких новгородских дворян Боголеп был честолюбив (монахи сообщали: «архимандрит наш чинится… и говорит: я-де равен царю»); по предположениям исследователей мог разделять взгляды патриарха Московского Никона (низложенного в 1666 году) о преобладании духовной власти над светской, о церковных постройках, превосходящих по красоте и размаху царские; скорее всего, имел хорошие связи с влиятельными церковными кругами Москвы.

Никольский собор. Фото Алексея Паевского, июль 2020 года


При Боголепе был достроен заложенный в 1681 году на месте обветшавшего Никольского храма одноименный собор. А в 1688 в монастыре случился страшный пожар: «церкви Божии все и колокольня, и колокола все обгорели, и на церквах главы и кресты все сгорели, и в церквах погорели многие церковные утвари, ризы и книги, и государские жалованные грамоты и крепости, и сделочные меновы, и межевые записи».


Описание Николо-Вяжищского монастыря. 1698 год. Хранится в Государственном архиве новейшей истории Новгородской области



Чаша водосвятная «Богоявление», 1659 год. Происходит из Николо-Вяжищского монастыря. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике



Кадило. 1663 год. Происходит из Николо-Вяжищского монастыря. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике



Блюдо «Голгофский крест», 1659 год. Происходит из Николо-Вяжищского монастыря. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике


Боголеп восстанавливает пострадавшие постройки и строит вместо сгоревших новые. Итог: двухэтажный Никольский собор с приделом во имя святого архиепископа Новгородского Евфимия II Вяжищского, устроенным над мощами святителя в подцерковье; храм во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова с двухэтажной трапезной палатой, храмом во имя Вознесения Господня в приделе и колокольней (строительство этих двух церквей завершилось уже после окончания настоятельства Боголепа), архимандритские и казначейские кельи. Между 1689 и 1697 годами была выстроена новая «ограда деревянная рубленая и на оной по углам 4 башни семиугольные шатром».

Трапезная с храмом Иоанна Богослова. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


И вновь имена зодчих остались неизвестны. Исследователи могут лишь предположить, что строителей и мастеров приглашали из Москвы. Версия основана на донесении новгородского воеводы Бориса Ивановича Прозоровского в Москву от 1692 года, в котором сказано, что в это время крупных сооружений в Новгороде «заводить и строить, как бы впредь было крепко и прочно, бес подмастерья московских мастеров и каменщиков некому потому что в великом Новегороде каменщиков малое число и те наперед сего такова каменного строения не страивали и не знают».

Колокольня. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Уникальной особенностью архитектурного ансамбля Николо-Вяжищского монастыря стал роскошный обильный декор зданий полихромными (ценинными) изразцами. Возможно, оформление шло в два этапа: в конце XVII века, при Боголепе, и в начале XVIII века, однако известна только одна дата подрядной росписи — 1694 год. Изразцами 35 различных рисунков украшены порталы, оконные наличники, крыльца, ниши стен, лестничные всходы, барабаны глав. Но вопрос о том, где же были изготовлены изразцы, до сих пор не решен.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года



Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Впервые о «кафлях» монастыря кратко упоминали в статьях 1811–1850-х годов. В 1860-м архимандрит Макарий (1817–1884) в своем труде «Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях» писал: «Вяжицкий монастырь, по своим величественным зданиям и внешним изразцовым украшениям оных, принадлежит к числу замечательных монастырей».


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года



Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года



Изразец. Обнаружен в процессе исследования Вяжищского монастыря в период реставрации. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике



Изразец. Обнаружен в процессе исследования Вяжищского монастыря в период реставрации. Хранится в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике


Искусствовед Василий Сергеевич Воронов (1887–1940) в 1917 году отмечал, что в монастырь редко «забредает любитель старины и археологии», что «богатый и интересный памятник» забыт. Он сделал первую попытку систематизации изразцового декора Николо-Вяжищского монастыря, чтобы привлечь к нему «внимание археологов, специально занимающихся изучением древне-русского гончарного искусства».

Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Воронов называл монастырь «будто перенесенным из Московской и Ярославской губернии», полагая, что его керамика «ярко свидетельствует о сильном влиянии победительницы Москвы, покорившей под "нозе свои" великий и вольный Новгород». Изучение изразцов обители продолжилось лишь с середины 1960-х годов. Искусствовед, историк древнерусской архитектуры Всеволод Петрович Выголов (1929–1995), автор фундаментального труда, поддерживал предположение Воронова о московском и ярославском происхождении изразцов. А частое использование в оформлении фасадов начала XVIII века изразцов с геральдическим двуглавым орлом он связывал с деятельностью митрополита Новгородского Иова. Митрополит пользовался расположением и уважением Петра I и, возможно, захотел отразить в декоре торжество побед Русского государства в Северной войне.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Между тем Леонид Егорович Красноречьев (1932–2013), несколько десятилетий занимавшийся исследованием и реставрацией Николо-Вяжищского монастыря, считал: поливной керамический декор был изготовлен местными мастерами, скорее всего — из Иверского Валдайского монастыря, где производство изразцов по приказанию патриарха Никона наладили еще в 1655 году. Продукция этой мастерской не повторяла московские или ярославские изразцы и высоко ценилась современниками. Что же мы знаем о вяжищских изразцах сегодня? Установлены имена мастеров — Дмитрий, Тимофей Дмитриев и Артемий Митрофанов, занимавшихся изготовлением изразцовых печей в Вяжищах, в непосредственной близости от монастыря.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Интересно: когда настоятель Николо-Вяжищского монастыря архимандрит Боголеп стал во главе Тихвинского Успенского монастыря, то пригласил украшать изразцами свою келью и делать «образцовое черепичное дело» Артемия Митрофанова. Однако вопрос о том, где же учились вяжищские изразечники своему мастерству, остается открытым. Предполагают также, что изразцовый декор монастырских построек задумывался более пышным. А фрагменты изразцов с буквами свидетельствуют о том, что были задуманы и частично изготовлены пояса «летописи». Но в половине случаев у блоков изразцов отсутствует логика композиции: они тематически разрознены, не сочетаются друг с другом. Красноречьев связывал это с двумя причинами: ураганом 1698 года, внесшим разрушительную коррективу в работу мастеров, и уходом Боголепа с должности настоятеля до завершения строительства. Современные исследователи близки в одном: керамика монастыря неоднородна и выполнялась разными мастерами.

Но вернемся к истории монастыря. После того как в 1698 году ураганом сорвало главы и кровли на храмах, начались ремонтные работы. Каменщиками были некие «Симон с братом», деревянные здания строили крестьяне Толвуйской волости Олонецкого уезда, которая была вотчиной Николо-Вяжищского монастыря. Архитектурный ансамбль дополнили двухъярусная каменная галерея-переход с крыльцами, соединившая трапезную с Никольским собором, и пятиглавая колокольня над трапезной палатой. Оба сооружения были декорированы изразцами.

Галерея-переход. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


К середине XVIII столетия монастырь превратился в сложный архитектурный и хозяйственный комплекс. Согласно ведомостям 1737–1738 года, в нем, помимо храмов и колокольни с «боевыми часами», были: караульные помещения, больница, две гостиницы, баня, большой фруктовый сад, два огорода для «сажения овощей», ветряные мельницы, пруды. И даже тюрьма, куда по указам Новгородской духовной консистории присылали по «секретному делу», «за ложное сказывание слова и дела», «за непристойные духовному сану поступки» священнослужителей, монашествующих, солдат, крестьян. По документам за 1745–1757 годы числилось от 6 до 22 колодников.

В 1764 году согласно указу императрицы Екатерины II о секуляризации церковных и монастырских земель у Николо-Вяжищской обители остались лишь земли для огородов, садов и выгона скота, а также подворье в Новгороде.

На планах монастыря первой половины XIX века ограда показана уже каменной с тремя башнями по углам и четырьмя воротами; в описаниях фигурируют богатое внутреннее убранство храмов, древние иконы, архив с княжескими и царскими грамотами, большое книжное собрание.

Но монастырь, причисленный к 2-му классу, неуклонно приходил в упадок. Искусствовед Василий Сергеевич Воронов в 1917 году писал: «богомолец редко посещает этот обедневший небольшой монастырь, не имеющий в окрестностях никакой "святой славы"»; «монахи рассказывали, что у них в монастыре в лето бывает три-четыре посетителя: "а по осени туда и не проедешь — завязнешь; уже верно, что Вяжищи"».

Точной даты о послереволюционной ликвидации Николо-Вяжищского монастыря нет, она растянулась до конца 1930-х годов, когда закрыли все монастырские храмы. Значительно пострадали постройки монастыря во время Великой Отечественной войны. В 1947 году бывшую обитель внесли в список памятников архитектуры, подлежащих государственной охране на территории РСФСР, а в 1954-м — в список памятников архитектуры Новгорода и Новгородской области. В 1958 году состояние памятника было признано аварийным, погибли монастырская стена, башни. С 1964 начались восстановительные и проектно-изыскательные работы. Автором проекта реставрации монастырского комплекса стал упоминавшийся выше архитектор-реставратор Леонид Егорович Красноречьев. Реставрация длилась несколько десятилетий, на восстановление одних только изразцов планировали период 1964–1978 годов. Утраченные изразцы заменяли по сохранившимся аналогам, было изготовлены десятки тысяч новых. В 2005 году Леонид Егорович Красноречьев и его соратница по реставрации новгородских памятников архитектуры Нинель Николаевна Кузьмина (1937–2020) получили за реставрацию монастырского комплекса Государственную премию.

В 1988 году комплекс Николо-Вяжищского монастыря был передан Новгородской епархии РПЦ. В 1995-м монастырь, ставший женским, получил статус ставропигиального.

Теперь стоит рассказать о монастырских архитектурных древностях подробнее.

Никольский собор

Первое документальное упоминание о деревянной Никольской церкви относится к 1411 году. В 1436 году возводится каменный храм, который развалился на следующий год. В летописи было зафиксировано: «опять поставлена церковь святого Николы на Вяжищах на старой основе, камень». Скорее всего речь идет о строительстве нового здания на фундаменте прежнего. Церковь была завершена в 1438 году, а в1441 по повелению архиепископа Евфимия II ее расписали. Самое ранее изображение церкви было на иконе «Святой Евфимий II» середины XVI века: святой держит в руках построенный им храм. Судьба иконы неизвестна, в распоряжении исследователей — лишь фотография, сделанная в 1909 году.


Икона «Святой Евфимий II», середина XVI века. Фото Л.А. Мацуловича, 1909 год. Из книги И.В. Антипова «Новгородская архитектура времени архиепископов Евфимия II и Ионы Отенского» (М., 2009)


Реконструкция по прорисям представляет ее как типичную новгородскую церковь второй половины XIV — первой половины XV века: небольшую кубическую одноглавую, одноапсидную, с трехчастным членением фасадов, с трехлопастным завершением. В 1463 году к северо-западному углу церкви над захоронением Евфимия II был пристроен одноименный придел, расписанный в 1466 году.

Никольский собор 1438 года. Реконструкция М.Б. Жервэ. Из статьи И.В. Антипова «Никольская церковь Вяжищского монастыря 1438 г.» («София», №1, 2003 г.)


На рисунке 1615 года, сделанном Антонисом Хутеерисом, собор предстает в следующем виде: восьмискатное пощипцовое покрытие (скорее всего, появившееся в XVI веке), стены разделены на три части плоскими пилястрами, пристроенные по углам контрфорсы, за северо-западным контрфорсом — невысокий Евфимиевский придел с главкой (в какое-то время был разобран из-за ветхости).

Вид Николо-Вяжищского монастыря в 1615 году. Гравюра по рисунку А. Хутеериса. Хранится в Государственном архиве новейшей истории Новгородской области


Существующий ныне Никольский собор был заложен в 1681 году и крупным перестройкам не подвергался. Это четырехстолпный, пятиглавый, трехапсидный храм с подцерковьем и галереей (пристроена в 1698–1708 годах), расположенный в центре монастырской территории. Двухъярусная галерея (внизу — открытая аркада на столбах, наверху — закрытый переход с большими остекленными проемами) окружает собор с трех сторон; с запада к ней примыкает парадное каменное крыльцо. Три входа в собор (южный, северный, западный) оформлены перспективными порталами. В подцерковье, перекрытом системой лотковых сводов, расположен придел Евфимия, где под спудом покоятся его мощи.


Никольский собор. Вид с юго-востока. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


При реставрации главы храма были оставлены в формах конца XVIII века; кровельные завершения основного объема, галерей и крыльца, изразцовый декор восстановлены в формах XVII века. Наиболее близкие архитектурные аналоги Никольского собора — храмы Ярославля или Костромы того же периода. Одновременно с этим палаточное завершение фасадов характерно для северных храмов, выстроенных в традициях новгородской архитектуры XVI века.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года



Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Трапезная с церквями Иоанна Богослова и Вознесения с колокольней

В 1439 году, согласно летописи, по заказу Евфимия II выстроили каменную церковь «с трапезою теплой, святого и всехвального благовестника и евангелиста Иоанна Богослова со многими монастырскими погребами и хлебню под трапезою устроиша». Правда, в «Летописи Авраамки» (летописный свод, составленный в последней четверти XV века в Пскове или в Новгороде на основе более старых источников) дата постройки трапезной — 1457 год. В житии Евфимия II сказано, что он незадолго до кончины в 1458 году спешил завершить Иоанновский храм. В середине XVI века к западу от Никольского собора и старой трапезной возвели новую трапезную. Судьба этих построек документально не зафиксирована, очевидно, они были разобраны в XVII веке. На рисунке 1615 года можно видеть оба здания.


Трапезная церковь Иоанна Богослова с приделом Вознесения Господня. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


В 1694–1698 годах была выстроена двухэтажная трапезная церковь Иоанна Богослова с приделом Вознесения Господня. Объемно-пространственная композиция здесь сложная. К высокому четверику с пятью главами с запада примыкает двухэтажный трапезный объем. Над ним возвышается двухъярусная кубическая пятиглавая колокольня. С востока к кубическому объему церквей примыкают три полукруглые высоко поднятые апсиды, с запада — узкая паперть. Нижний этаж (подцерковье) использовался для хозяйственных нужд, на втором располагалась церковь Иоанна Богослова, на третьем уровне — церковь Вознесения.

Трапезная расположена к югу от Никольского собора.


Трапезная церковь Иоанна Богослова с приделом Вознесения Господня. Вид со стороны колокольни. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Изразцовый декор этой постройки отличается особенным богатством: он присутствует почти на всех архитектурных элементах. В карнизной части встречаются изразцы с изображением букв и наборы, на которых можно прочитать отдельные слова.


Вид трапезной церкви из-за ограды монастыря. Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


За оригинальное композиционное и конструктивное решение специалисты относят постройку к новаторской архитектуре русских мастеров второй половины XVII века.

Галерея-переход

Даты начала и окончания строительства: до 1697 года/1698 — 1708/ранее. С ее возведением сформировалось ядро архитектурной композиции монастыря.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года



Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Братский корпус

Точная дата строительства корпуса неизвестна, возможно около 1730-х.


Фото Снежаны Шабановой, август 2021 года


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram, Facebook и Twitter.