Loading...

«В Art & Science я себя чувствую очень свободно»
Мария Бакина / ИТМО

Недавно InScience.News рассказали о своем путешествии в лаборатории Университета ИТМО. Помимо классических, ИТМО успешно развивает междисциплинарные направления, одно из которых призвано объединить науку и искусство. О проектах, которые позволяют студентам одновременно раскрыть и творческий, и исследовательский потенциал, нам рассказала Галина Алферова, студентка магистратуры направления Art & Science, автор инсталляции «Высокая чувствительность» на выставке «Кто ты, а кто я?» в галерее Art.ITMO.Residency.

— Галина, Ваш проект, вне всяких сомнений, стал центром притяжения на выставке «Кто ты, а кто я?» в галерее Art.ITMO.Residency. Расскажите, пожалуйста, как возникла идея инсталляции и какой посыл она несет зрителям?

— Этот проект под названием «Высокая чувствительность» мы создали вместе с Семеном Кольцовым, ученым, аспирантом НОЦ Инфохимии ИТМО. Сам по себе объект — это визуализация аттрактора Лоренца из теории хаоса. Эдвард Лоренц, изучая метеорологические процессы, пришел к выводу, что незначительные различия в начальных условиях рождают огромные различия в конечном явлении, и предсказание становится невозможным (эффект бабочки). Откуда в детерминированной системе хаос и непредсказуемость? Из-за сильной чувствительности к начальным условиям. В данном проекте кристаллы висмута, также являясь самоорганизованными структурами, соответствуют положению траекторий аттрактора.

Арт-объект. Мария Бакина / ИТМО


Аттрактор — это фазовый портрет, который Лоренц построил при изучении движения частиц при конвекции жидкостей и газов. Полученный объект, похожий на крылья бабочки, располагался в определенных границах, но в их пределах был совершенно неупорядочен. Такие объекты — странные аттракторы — сыграли большую роль во фрактальной геометрии и теории хаоса. В результате своих исследований Лоренц пришел к двум интересным выводам: там, где, казалось бы, все предсказуемо, вдруг образуется хаос. И второй вывод заключается в том, что в этом хаосе сокрыт странный, тонкий и непонятный порядок. Понимание процессов самоорганизации сложных динамических систем приводит нас к выстраиванию нового диалога человека с природой.

— Вы учитесь на программе Art & Science в ИТМО. Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом направлении.

— Это международная образовательная программа магистратуры длительностью два года. Все обучение происходит на английском языке, кроме того, вести воркшопы и лекции приезжают спикеры и профессоры из разных стран. Программа очень насыщенная и интересная. Я, как человек, который не хотел бы останавливаться на какой-то одной специальности, здесь чувствую себя очень свободно. Оставаясь в теме Art & Science, можно заниматься всем, что интересно, и реализовывать самые разные проекты.

— После каких специальностей сюда обычно поступают студенты?

— Поступающие есть с самым разнообразным бэкграундом. У нас учатся ребята-культурологи, педагоги, инженеры, программисты. А я, например, по образованию — клинический психолог.

— Как происходит поступление: необходимо представить какой-то творческий проект или сдать экзамены?

— При поступлении есть конкурс портфолио, но также можно сдать экзамен. Для подготовки дают список вопросов, в основном, философской направленности: о постструктурализме и постгуманизме, различных направлениях Art&Science и современного искусства.

— Вы представляете свои проекты на международных и всероссийских выставках?

— Киберфест-13, в рамках которого организована выставка «Кто ты, а кто я?», — это международный фестиваль, который проходит пятнадцатый год подряд. Он объединил работы 70 участников. Сейчас их можно увидеть на шести площадках: в галерее Петра Белого «Люда», арт-центре «Борей», галерее Университета ИТМО, Анненкирхе, Молодежном образовательном центре Государственного Эрмитажа и СПГХПА имени А. Л. Штиглица. Также я участвовала в международных выставках PENDING FUTURES (Россия, Нидерланды) и Speculum Artium Festival (Словения). Здесь [в галерее Art.ITMO.Residency — примечание InScience.News] недавно была выставка Stage-2021, на которой были представлены дипломные работы выпускников магистратуры прошлого года, в которой я тоже участвовала. В общем, очень много возможностей.

— Есть ли у Вас уже идеи для новых инсталляций?

— Очень много. Сейчас, например, мы с одногруппниками (Дарья Леконцева, Сираж Фархан) работаем над проектом «Технология Чуда». Он связан с изменением концепта «чуда» в современном мире: еще не так давно чудеса были связаны с высшими силами и приписывались действию богов, сейчас же мы чаще говорим о «технологическом чуде», связанном скорее с действиями ученых или инженеров, чем с мудростью богов. Можно сказать, что человек XXI века как никогда приблизился к ощущению себя богом. В качестве примера чуда мы взяли превращение воды в вино, которое по легенде совершил Христос. Это то из мировых чудес, которое отсылает нас к началу новой эры, поскольку современная система летоисчисления как раз идет от рождения Христа. Мы выбрали его еще и потому, что это чуть ли не единственное «бытовое» чудо, совершенное не во имя спасения, а ради радости простых людей (очень грубо обобщая факты, можно сказать, что на свадьбе в Кане просто не хватило вина).

Галина Алферова. Мария Бакина / ИТМО


Сейчас мы анализируем химическую композицию современных почв Галилеи и планируем построить математическую модель, которая поможет рассчитать состав палеопочв Галилеи времен Христа. Затем мы сопоставим их и искусственно воссоздадим почвенный слой, на котором в древности произрастал виноград в Галилее. После этого в климатическом кубе — замкнутой системе, имитирующей климат Галилеи, — мы планируем вырастить виноградную лозу, из которой можно будет получить вино, идентичное тому, что пили люди в I-ом веке нашей эры. На этапах аналитических исследований и воссоздания почвы наш проект сопровождает Александр Аверьянов — аспирант СПбГУ, исследователь почв виноградников и CEO Terroir Concept — компании, оказывающей услуги в сфере оценки земельных участков для возделывания винограда, подбора сортов и математических моделей плодородия.

Другой наш проект — Plant Perception (совместно с Марией Мощенской, Вероникой Призовой, Евгением Хлопотовым, Сиражем Фарханом, под руководством Ипполита Маркелова). Он состоит из нескольких частей и направлен на исследование механизмов восприятия растений, а также на изучение коммуникации с растениями. Если мы сможем создавать эмоциональные связи с другими видами, в частности, с растениями, это, безусловно, поменяет наши взаимоотношения с природой. Первая часть проекта называется Plant Intelligence. В на этом этапе мы исследуем эмоциональную связь человека и растения (Мимоза стыдливая), при этом посредником выступает цифровой персонаж — Дед Мимоз, которого мы разработали специально для инсталляции. Инсталляция будет реализована в виде игрового автомата с живым растением внутри. Человеку будет предложена игра, в ходе которой, посредством цветных карточек, он отвечает на вопросы о растениях, а антропоморфный персонаж реагирует на вопросы эмоционально, выражая грусть, радость или удивление. Таким образом, человеку предлагается почувствовать эмпатию к растениям.

Вторая часть проекта называется Plant Vision, где мы исследуем гипотезу о том, что у растений есть аналог оцеллий (простейших глаз). Мы вдохновились идеей Стефано Манкузо, который исследует очень необычное растение — бокилу трехлистную (Boquila Trifoliolata). Она удивительна тем, что способна мимикрировать. Она оплетает ветви дерева-хозяина и полностью меняет свой внешний вид, повторяя форму, цвет и даже дефекты листьев дерева.

— Это тропическое растение?

— Бокила произрастает в Чили.

— Мимикрия у насекомых — широко известное и довольно привычное явление, но для растений — это встречается не так часто.

— Это поднимает важный вопрос о механизме, благодаря которому растения мимикрируют. Пока однозначного ответа на этот вопрос нет. Мы уже проводили несколько опытов. Например, повторили эксперимент Гарольда Вагера: мы подготовили препарат среза верхнего монослоя клеток орхидеи и традесканции (Tradescantia fluminensis, Zebrina pendula и Orchidaceae), и через них фотографировали нарисованное на бумаге изображение. Этот эксперимент доказывает, что верхний слой клеток работает как линза. Считается, что у растений существует целый аппарат, который способен получать и обрабатывать простые изображения — формы и цвета. В дальнейшем мы планируем исследовать биохимические сигналы растений и обучить нейросеть распознавать значение этих сигналов, то есть попробовать с помощью искусственного интеллекта понять, что растение чувствует.

— Как я понимаю, такие проекты реализуются на базе не одной, а нескольких лабораторий ИТМО. Ведь нужны и химики, и ботаники, и программисты.

— Да, мы связаны с несколькими лабораториями ИТМО и работаем с физиологами растений. А специалист по ИИ как раз есть в нашей команде!


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram, Facebook и Twitter.