Loading...

Российские древности: Церковь Троицы Живоначальной («Белая Троица») в Твери
Алексей Паевский

Церковь Троицы Живоначальной в Твери, возведенная в середине XVI века,  самое древнее из сохранившихся каменных зданий города. В истории этой необычной семиглавой церкви, построенной купцами на земле древнего Затьмацкого посада, много интересного. Почему она прозвана Белой Троицей? Почему на двух закладных плитах разные даты? Зачем в ней были сделаны тайники? «Российские древности» постарались ответить на эти вопросы.

Вид с востока. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


Интерес к изучению церкви Троицы Живоначальной возник еще в последней четверти XVIII столетия: впервые упомянул о нем основоположник тверского краеведения Диомид Иванович Карманов (1740–1795) в своей работе «Исторические известия Тверского княжества, почерпнутые из общих российских летописцев с приобщение новейших оного приключений» (1775 год), назвав дату постройки и имя храмоздателя. В 1851 году священник церкви Александр Иванович Пошехонов (1812–1880) издал 12-страничную «Краткую историческую записку о Троицкой, что за р. Тьмакой церкви в городе Твери». Его заслугой стала публикация текста главной храмозданной надписи.

Николай Николаевич Овсянников (1834–1912)  член Тверской ученой комиссии, член-сотрудник Императорского Российского географического общества, в 1889 году опубликовал исторический и археологический путеводитель «Тверь в XVII веке», в котором впервые назвал еще одного ктитора Троицкой церкви и назвал время первого документального упоминания названия «Белая Троица». В дальнейшем значительный вклад в историко-археологическое исследование церкви внесли ее священники  Василий Ильич Некрасов (1868 — после 1936) и Гавриил Владимирович Штурук (1900–1975). Труд Штурука (1964 год) был написан на основе документов из архивов Твери, Москвы и Санкт-Петербурга, научной литературы и, главное, детального натурного обследования памятника. Итак, «Российские древности» изучили старинные издания, современные статьи и суммировали все, что известно на данный момент о церкви Троицы Живоначальной (Белой Троице) в Твери.

Дореволюционное фото церкви


В XII веке на правом берегу Тьмаки у ее впадения в Волгу была построена деревянная крепость  форпост в борьбе за верхневолжские земли. В XIV веке на левом берегу Тьмаки начали формироваться торгово-ремесленные посады Твери, в том числе и названный Затьмацким, расположенный к западу от Кремля. Ремесленники посада занимались преимущественно кузнечным и литейным (пушки и колокола) делом. На территории около 198 гектаров кипела традиционная для средневекового небедного посада жизнь, в частности активно строились церкви: в летописных известиях о пожарах начала и середины XV века упоминаются как минимум 15 храмов.

Дореволюционное фото церкви


Когда здесь была возведена первая Троицкая церковь  неизвестно. В 1874 году под престолом главного алтаря существующей ныне церкви Живоначальной Троицы был найден фрагмент надгробной плиты, на котором были вырезаны рельефный Т-образный крест с трехвершинной перекладиной и расположенным ниже «яблоком», а также обронная надпись «Лета 7007 (1499 года) месяца мая 5 день преставился раб Божий Афонасей Иванов сын Острожев на память святой мученицы <…>».

Дореволюционное фото церкви


Кем был «Афонасей Иванов сын Острожев», по сей день установить не удалось, однако дата на плите позволила исследователям предположить: каменная церковь XVI века возведена на месте деревянной, построенной ранее 1499 года, причем алтарные апсиды большего по размерам здания «зашли» на территорию церковного некрополя. Версия о том, что церковь поставили на основание прежнего каменного храма, у современных исследователей непопулярна. (Небольшое интересное отступление. Надгробия с Т-образными, или посоховидными, крестами характерны для средневековой культуры Тверской земли. Считается, что такое изображение могло прийти с Балкан и южнославянских земель, а также из Западной Европы через Литву. Искусствоведы подтверждают факт значительного южнославянского (шире  византийского) влияния на тверские искусство и культуру, в том числе церковную начиная с конца XIV века и до середины XV века, поэтому можно допустить, что плиты делали либо камнерезы-выходцы из упомянутых земель, либо местные мастера в подражание «импортной» традиции.)

А вот дату возведения ныне существующей церкви и имена храмоздателей история сохранила. Вернее, даты. На внешней южной стене храма, рядом с приделом, на второй с востока лопатке, есть плита с резной надписью: «лет(а) 7071 (1563) августа 15 строение и замышление Никол(ы) Чюдотворца Петра Давыдова сына ламинна».


Храмозданная надпись. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


Вторая храмозданная надпись, вырезанная на двух белокаменных плитах, первоначально находилась по обеим сторонам входных западных дверей с внешней стороны церкви. В 1787 году с западной стороны был пристроен теплый придел во имя Ефрема Новоторжского чудотворца, а в 1867 году  придел во имя святых Арсения Тверского и Татьяны Мученицы, и плиты оказались за иконостасом. В 1895 году, когда прорубалась арка из теплой церкви в холодную, плиты извлекли из-за иконостаса и вмонтировали, расположив одна над другой, в западную стену изнутри основного объема, справа от арки входа.

«Лета 7072 (1564) свершен бы(сть) сии хр(а)м во имя Живонач(а)лныя Тро(и)цы м(е)с(я)ца авгус(та) 15 при бл(а)говерном ц(а)ре великом кн(я)зе Иване Васил(ь)евиче и всеа Росии и при с(вя)щ(ен)ном митрополите Макарии и при еп(иско)пе Акакии тферском замышлением и строением раба б(о)жиа Гаврила Андреева с(ы)на Тоушиньнского».

Планы, фасады. Разрезы церкви, план тайников. Рисунки из журнала «Зодчий», № 5 за 1874 год


Вот что пишет об этих надписях доктор искусствоведения, исследователь средневекового зодчества Твери и прилегающих земель Алексей Салимов. «Полагаем, что к 1563 г. церковь вчерне была завершена и в этом году на средства тверского купца Петра Давыдовича Ламина освятили южный придел во имя Николая Чудотворца. Годом позже московский "веденец" (переселенный из Москвы) купец Гаврила Андреевич Тушинский профинансировал окончательную отделку храма и, возможно, купил необходимую церковную утварь, что в итоге позволило освятить основной престол храма  Троицкий. Судя по тому, что храмозданная надпись указывает на факт создания Белой Троицы "замышлением" Г.А. Тушинского, у нас есть основание утверждать, что идея строительства на Затьмацком посаде Твери каменного Троицкого храма принадлежала именно Тушинскому. И замысел этот мог возникнуть еще в конце 1550-х — начале 1560-х годов, поскольку известно, что в 1561 г. для Троицкой церкви "замышлением многогрешнаго" Нечая были написаны две храмовые иконы  Троица и Никола. Допускаем, что замысел Нечая был обусловлен идеей Г.А. Тушинского. Первый, возможно, предполагал разместить заказанные им иконы в новом каменном храме, который Тушинский собирался возвести к 1561 г. Не исключено, что последний не рассчитал свои силы, и недостаток средств не позволил ему завершить строительство в начале 1560-х годов. Может быть, поэтому Г.А. Тушинский предложил тверскому купцу П.Д. Ламину стать еще одним "инвестором" в деле реализации этого замысла» («К вопросу о первоначальном облике церкви Белая Троица в Твери», 2012).

Надгробная плита, найденная в 1874 году под престолом главного алтаря. Рисунок из книги А.К. Жизневского «Описание Тверского музея. Археологический отдел», 1888 год


Текст закладных плит с именем Тушинского интересен еще и тем, что 15 августа 1564 года в нем упоминается митрополит Макарий, который скончался 31 декабря 1563 года. С чем связано это упоминание, неизвестно.

Поперечный разрез церкви в алтарной части. Рисунок из книги В.И. Некрасова «Церковь Белая Троица в г. Твери (историко-археологический очерк)», 1900 год


Начиная еще с 1851 года  с работы Пешехонова «Краткая историческая записка о Троицкой, что за р. Тьмакой, церкви в городе Твери»  возведение церкви связывали с именем тверского мастера Гаврилы Дмитриевича Макова. Причем традиция продолжилась вплоть до начала 2000-х годов, несмотря на то что еще в 1914 году в Императорском С.-Петербургском археологическом институте был представлен доклад Л. Погожевой, в котором замечалось: источников, свидетельствующих об участии Макова в возведении церкви Живоначальной Троицы, не выявлено. Пожалуй, точку в этой «легенде» поставила в 2010 году Екатерина Рузаева, архитектор-реставратор, сделавшая на основе анализа имеющихся письменных источников вывод: «единственной достоверной постройкой тверского мастера Гаврилы Макова является трапезная Свенского монастыря с церковью Антония и Феодосия Печерских». Между тем Салимов не отказывает постройке в тверских корнях. Вот что он пишет. «…у нас есть все основания считать, что артель, возводившая этот храм, была сугубо тверской.

Более того, можно предположить, что Тушинский обеспечил работой мастеров, живущих в непосредственной близости от Троицкой церкви. Этот вывод базируется на данных писцовой книги 1626 г., фиксирующей в этой части Затьмачья свыше 20 домовладений, хозяевами которых в тот период были "каменщики" и "кирпичники". Надо полагать, что и во второй половине XVI в. в Затьмацкой части Твери проживало немало представителей этих профессий. И поселившийся здесь в то время московский "веденец" Тушинский, возможно желая обрести корни на тверской земле, сознательно предложил своим соседям-строителям работу».

Царские врата, запрестольный деревянный крест, кованое паникадило (согласно дореволюционной литературе — «принадлежащие глубокой древности», вероятно, времени сооружения церкви). Рисунки из журнала «Зодчий», № 8 за 1878 год


С началом исследования храма изменялись и версии о происхождении его «народного» названия  Белая Троица. Впервые оно появилось в выписи из Тверских писцовых книг Потапа Нарбекова и подъячего Богдана Фадеева 1626 года (данной из Тверского приказа по велению царя Федора Алексеевича боярином Василием Семеновичем Волынским «с товарищи» по просьбе архиепископа Тверского Симеона II). В описании улиц Затьмацкого посада в выписи сказано: «Через ров острожный идучи к Троице белой по левой стороне место пустое темное». Но в последующих двенадцати упоминаниях в тексте о Троицкой церкви эпитет «белая» отсутствует. В позднейших по времени составления переписных и писцовых книгах «белая» также отсутствует. Священник Троицкой церкви Василий Ильич Некрасов в своей работе «Церковь Белая Троица в Твери. Историко-археологический очерк» (изданной в 1900 году), писал: «Может быть, … она названа "Белою" потому, что была крыта черепицею белого цвета (образцы этой черепицы и доселе сохранились) и окрашена была белою краской». Однако сведения о покрытии центральной главы церкви «белым немецким железом» относятся к 1685–1686 годам, то есть спустя 60 лет после появления эпитета «белая» в выписи Нарбекова и Фадеева. В 1960-е годы Гавриил Штурук во время натурного обследования церкви выяснил: уцелевшие фрагменты черепицы  темные, а не светлые; в 1560-е годы, то есть в период возведения, фасады были красного цвета со светлыми продольными и вертикальными растворными швами. Белить стены храма  известкой прямо по кирпичам  начали во второй половине XVIII века, с 1867 года фасады стали штукатурить.

Тогда Штурук выдвинул версию, что слово «белая» означает финансово-юридический статус церкви  «обеленная», то есть освобожденная от податей и пошлин в архиерейскую казну. Дело в том, что ктиторы церкви  купцы Гаврила Андреевич Тушинский и Петр Давыдович Ламин  в 1572 году передали ее в качестве вклада в Троице-Сергиев монастырь. Приведем запись об этом.

«Се яз, Гаврила Ондреев с(ы)н Тушинскаи, тверитин, веденец московскаи, дал есми вкладу в дом Живоначалнои Троице и великому чюдотворцу Сергею, и архимариту Памве з брат(и)ею или хто по нем и ины архимарит будет, во Твери храм Живоначалные Тро(и)цы камен да придел Николы чюдотворца своево соружен(и)я с образы и с книгами и свечами, да двои колоколы, да двор свои за Т(ь)макою за рекою у Тро(и)цы ж в приходе. А на дворе хором горница да против повалуша с сенми, да погреб камен, да поварня мылная и с котлом с мылным и со всею поряднею с мылною (то есть мыловаренное производство – «РД»), да две избы, да две поварни мылных промеж их, да онбар соляной пяти сажен у гостина двора да у Троицы придел Николы чюдотворца Петра Ламина и племянники ег(о) Тита да Ивана Олексеевы дети Ламина дали вкладу в дом Живоначалнаи Троице и чюдотворцу Сергею и Никану по Петрове д(у)ше Ламина с образы и з книгами и со всем ц(е)рк(о)вным сооружен(и)ем да онбар соляной у гостина двора пяти сажен. А яз, Гаврила Ондреев с(ы)н Тушинского, дал вкладу двесте рублев денег, к томужа к своему двору и к ц(е)ркве в дом Живоначалнаи Троице и чюдотворцу Никану, а дал есми ц(е)рков и двор свои и денги по свае ид(у )ше и по своих родителех впрок для вечнаг(о) покоя. А тот у меня двор не продан, ни заложен ни в каких крепостях, а у ког(о) выляжат на тот двор кобала или запис(ь) или иная которая крепость и мне Гаврилу очищати, а архиманрита убытка не довести, а Бог меня Гаврила пош[л]ет по д(у)шу. И архимариту Памве пожаловати положити меня у Живоначалнаи Троицы и у великог(о) чюдотворца Сергея в монастыре и в вечны Сенаник с селники написати, а похочетца Гаврила постричи и нам ево затемжа вкладом постричи в Сергееве монастыре, а отца ево и матер пожаловати написати в вечны Сенаники, а на та послуси Иван Осипав с(ы)н да Угрим Иванов с(ы)н да Семен Дмитриев с(ы)н Еремеев да Обрам Офонас(ь)ев с(ы)н Харин да Григореи Исаков с(ы)н Ортем(ь)ева да Климентеи Костянтинов с(ы)н Неверов. А вкладную писал Филя Григорьев с(ы)н Тютрин лета 7 тысяч возмьдесятаг(о)».

Штурук видел причину подобного акта вклада церкви и имущества в монастырь не только в стремлении обеспечить вечное поминовение души, но и защитить имущество от опричников царя Ивана Грозного.

С началом Смутного времени Тверь оказалась в эпицентре военных событий. В 1606 году поляки во главе с Лжедмитрием заняли Тверь, но были выгнаны горожанами во главе с епископом Феогностом. В 1609 году, при Лжедмитрии II, поляки превратили Тверь в форпост сопротивления войскам Скопина-Шуйского. В 1618 году, во время похода поляков под предводительством королевича Владислава, кремль в Твери выдержал многочисленные штурмы интервентов и двухнедельную осаду. За долгие годы Смуты многие города Верхневолжья были захвачены и разорены интервентами. Согласно документам, в 1626 году в Твери осталось всего 150 мужчин, способных выполнять государственные повинности, остальные не могли «нести тягло»; 772 посадских места пустовали. Однако исследователи не располагают документами, в которых бы говорилось о том, как пострадала или же, напротив, не пострадала в этот период церковь Живоначальной Троицы. Со временем «литовского нашествия» ее историю связывают лишь несколько легенд.

Фреска на стене храма. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


Первая легенда: из церкви, от алтаря, шел подземный ход длиной 250 саженей, в котором укрывались горожане вместе с имуществом. В 1873 году по инициативе церковного старосты были предприняты раскопки, однако никаких следов подземного хода «искатели» не обнаружили. Правда, горожане объяснили эту неудачу так: ход все же нашли, но арестанты, производившие работы, были недовольны мизерной оплатой своего труда, поэтому забросали ход землей сразу же, как наткнулись на него. Во второй легенде говорится о тайных помещениях внутри самой церкви. Уже после возведения церкви (исследователи называют 1584 год) над сводами алтарных апсид были устроены угловые камеры. Считалось, что это  тайники для сохранения церковного имущества и схрона горожан при нападении неприятеля. И якобы во время Смуты в них были найдены и убиты оккупантами люди, так что кровь погибших вытекла через устроенные для тайников воздуховоды и обагрила церковные стены. По преданию, кровь проступала на стенах еще несколько десятилетий. Натурные исследования ставят под сомнение версию о тайниках-укрытиях. Так, сейчас в них можно попасть с чердака, однако в период своего образования они не имели каких-либо входных проемов как изнутри храма, так и снаружи. А «воздуховоды» тайников  это на самом деле голосники. К слову, интерьер с «тайниками» вверху восточной части основного объема (которые образовались из-за продолжения апсид внутрь него, до восточной части столбов, соединенных в свою очередь стенкой  алтарной преградой с примыкающим к ней иконостасом) в XVII столетии станет характерной особенностью ярославских храмов. И также назначение этих труднодоступных помещений остается пока невыясненным.

Надо сказать, что уцелевший после всех событий (Смута, пожары, революция, Великая Отечественная война и т. д.) памятник лишь частично сохранил черты архитектуры XVI века. Конспективно изложим его строительную историю.

Вид с запада. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


1554 год: церковь, по мнению исследователей, трехглавая, с позакомарным покрытием, с двухпролетной звонницей для двух колоколов (по образцу новгородских или псковских храмов).

1584 год: над апсидами устроены тайники; над четвериком поставлены четыре малые главы; стены западной половины апсиды возвышены до уровня четверика.

1786–1893 годы: растесаны древние окна; боковые порталы превращены в окна; северный портал прорублен на новом месте; устроена тесовая кровля на четыре ската; главы покрыты черепицей; к юго-западному углу пристроен придел Ефрема Новоторжского.

1811 год: главы покрыты белым железом, на них поставлены восьмиконечные кресты.

Интерьер храма. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


1815 год: к приделу с запада пристроена двухъярусная колокольня со шпилем.

1826 год: тесовая кровля заменена железной, апсиды укреплены кирпичным контрфорсом (заново сделан из белого камня в 1849 году).

1867 год: трапезная расширена к северу приделом Арсения Тверского и Татьяны Мученицы; заново оформлены ее фасады.

1868 год: на колокольне надстроен третий ярус с шатром, все здание оштукатурено и окружено чугунной оградой с кирпичными столбами и цоколем.


Главы храма. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


1874 год: вместо прежнего лещадного пола в храме устроен деревянный на более высоком уровне.

1895 год: вход из трапезной в храм расширен с утратой древнего перспективного портала.

1914–1915 годы: памятник осмотрел архитектор и реставратор Петр Петрович Покрышкин (1870–1922), отметивший трещины, искажения и утраты в составе первоначального объема; затем он чрезвычайно низко оценил качество ремонтных работ, проведенных священником Александром Троицким  как грубое «обновление» ряда исторических элементов.

1951–1952 годы: проведен ремонт фасадов.

1996–1997 годы: сферовидные главки храма изменили на шлемовидные с жестким абрисом, что исказило исторический силуэт памятника.

Вид с юга. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


С бытованием Белой Троицы связано еще одно предание, согласно которому в период ремонтов и капитальных перестроек кафедрального Спасо-Преображенского собора она могла выполнять функцию главного храма епархии. Салимов полагает, что, скорее всего, происходило это в первые годы после Смуты, когда в Спасо-Преображенском соборе велись ремонтные и противоаварийные работы. Также исследователь считает, что семиглавой Белая Троица стала именно в этот период, а не в 1584 году. В наши дни церковь имеет статус одного из кафедральных соборов Тверской митрополии и находится в непосредственном управлении правящего архиерея. И это единственный в Твери храм, в котором богослужения не прекращались даже в советское время  за исключением периода 1935–1943 годов. Здесь хранилась главная святыня затопленного в 1940 году Свято-Троицкого Макарьева монастыря в Калязине  рака со святыми мощами преподобного Макария Калязинского. В 2012 году мощи торжественно перевезли из Белой Троицы в калязинский городской храм Вознесения Господня. Рака, оставшаяся в одном из приделов Белой Троицы, теперь хранит лишь частицу мощей преподобного.

Рака с мощами преподобного Макария. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


Икона Спаса XVII века — одна из реликвий храма. Фото Алексея Паевского, январь 2022 года


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram