Loading...

Российские древности: Церковь Антипы на Колымажном дворе в Москве
Александра Шапиро

В поисках московского зодчества XVI века «Российские древности» отправились в один из старейших исторических районов столицы  Занеглименье, вернее, в ту его часть, что называли Чертольем. Здесь сохранилась единственная в Москве церковь с посвящением священномученику Антипе, епископу Пергамскому, возведенная с редкими для своего времени особенностями. Мы расскажем о древних топонимах Москвы и о том, как они дополняли название церкви Антипы; насколько достоверны краеведческие легенды об отношении к церкви царя Ивана Грозного и его знаменитого опричника Малюты Скуратова; как и когда реставраторы открыли древнюю архитектуру среди поздних пристроек.
Занеглименье, Чертолье: где это?

Местность на правом берегу реки Неглинной (Неглимны) к северо-западу от Кремля начала заселяться с XIV века, но топоним «Занеглименье» становится известен лишь в конце XV века. Застройка района шла вдоль дорог, которые проходили по его территории, начинаясь от Кремля: на Тверь (и в память об этом нам осталась Тверская улица), на Дмитров (улица Большая Дмитровка), на Волоколамск и Новгород (Большая Никитская улица), на Можайск и Смоленск (улица Арбат). В XIV–XV веках Занеглименье стало наиболее обширным загородным поселением Москвы. В 1586 году по линии древнего рва знаменитый зодчий Федор Конь возвел каменные стены Белого города (разобраны в конце XVIII века; о том, где они проходили, напоминают сейчас границы Бульварного кольца), а в конце XVI века появились крепостные стены Земляного города (в XIX веке Земляной вал сменило Садовое кольцо). Название «Занеглименье» исчезло из московского обихода в XVII веке, когда началась активная застройка территорий Белого и Земляного городов, а также прилегавших с северо-запада слобод и сел.


Вид из Малого Знаменского переулка: придел XVIII века и пока еще не очень хорошо различимая на расстоянии архитектура XVI века. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Та часть Занеглименья, что ограничивалась рекой Москвой и ее левым притоком  Черторыем, называлась Чертолье (Черторье). На ранних планах Москвы река Черторый, служившая в древности естественным оборонительным рубежом, не обозначена, хотя летописное упоминание ее окрестностей относится еще к 1365 году. Исследователи полагают, что исток Черторыя был в так называемом Козьем болоте (район современной Малой Бронной улицы, Патриаршего пруда), затем река протекала между Никитским бульваром и Мерзляковским переулком по внешнему проезду Гоголевского бульвара, через Кропоткинские ворота направлялась по Соймоновскому переулку и, пересекая 2-й Обыденский, Савельевский и Зачатьевский переулки, впадала в Москву-реку рядом с Коробейниковым переулком.

Название реки обозначает быстрый поток, который промыл себе ложе «как будто черт рыл» (чертороями называли глубокие овраги и ямы). В XVI–XVII веках через Черторый проходила дорога, по которой цари ездили из Кремля в Новодевичий монастырь. Царю Алексею Михайловичу не нравилось, что на пути к святому месту приходится поминать черта, поэтому Чертольская улица была переименована в Пречистенскую  по иконе Пречистой Божией Матери в Новодевичьем монастыре. Затем в народе название укоротилось до Пречистенки. Со временем рядом с пересечением Пречистенки и Знаменки (название дано в конце XVI века по церкви Знамения Пресвятой Богородицы, снесенной в 1931 году) образовался «Ленивый торжок»  небольшой рынок, где торговали «лениво», то есть с телег. В память о нем осталась улица Ленивка. В середине XVIII века на Пречистенке размещался знаменитый в Москве питейный дом «Волхонка»  по владению князей Волконских. По нему часть Пречистенки получила название Волхонки. А в 1870-е годы древний Черторый заключили в подземный коллектор.


Вид с востока. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Государевы конюшни в Чертолье

В одном из ранних зафиксированных названий церкви Антипы есть уточнение  «что в Чертолье». Логично, учитывая, что тогда еще именуемая Чертольской улица проходила в нескольких десятках метров на юг от церкви. Но главным «адресом» церкви служили топонимы «у Больших конюшен», «что у Государевых больших конюшен», в более позднее время  «на Ленивом торжке у старых конюшен», «что у Колымажного двора». Известно, что в начале XVI века так называемые Государевы аргамачьи конюшни размещались в Кремле  в том его углу, что находился за Соборной площадью, за царским дворцом и примыкал к Боровицким воротам (где сегодня стоит здание Оружейной палаты). Когда же государевы конюшни обосновались именно в Чертолье, точно не установлено. Специалист по истории Москвы И. Е. Забелин полагал, что слобода обслуживающих великокняжеский двор конюхов образовалась здесь еще в XIV веке. Впервые чертольский конюшенный двор упоминается в 1584 году в «Расходной книге об отпуске из казенного двора вещей по царским указам»; в этом же документе фигурируют и «старые» конюшни и конюшенный двор в Кремле. Возможно, «новый» конюшенный двор выстроили в Чертолье после грандиозного пожара 1547 года, когда за шесть часов выгорели Кремль, Китай-город, большая часть посада. В Чертолье тогда образовались обширные пустыри, которые вполне подходили для постройки двора. Также есть версия: государев конюшенный двор появился после того, как в 1565 году Чертолье стало центром опричной Москвы и здесь был выстроен опричный дворец царя Ивана IV Грозного. Со временем комплекс царских конюшен был преобразован в Колымажный двор (хранилище царских экипажей и всего необходимого для выезда), а ко второй половине XVIII века старые постройки дополнили новыми, открыв здесь городской манеж для обучения верховой езде. Комплекс занимал целый квартал. После 1834 года на Колымажном дворе устроили пересыльную тюрьму, а в 1890-х годах все его постройки были снесены для строительства музея, сейчас известного как Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.
Современный адрес церкви Антипы  Колымажный переулок, дом № 8/4.

Вид на колокольню придела Рождества Иоанна Предтечи. Рядом ведет стройку ГМИИ им. А. С. Пушкина. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


В различных публикациях  в том числе и в посвященной церкви брошюре, изданной в 2006 году, церковь Антипы прямо называют «церковью для царских конюхов». Однако упоминание о конюшнях в названии храма  это всего лишь топографический ориентир. Например, соседний с церковью Антипы храм Зачатия Иоанна Предтечи в расходных книгах Казенного приказа 1584/1585 годов был записан как «против Государевых больших конюшен», «что за Неглимною». Да и древнейшая московская церковь Рождества Иоанна Предтечи на Бору в Кремле (снесена в 1847 году) в свое время также определялась как «за Дворцом у Старых конюшен» или «у Старого конюшенного двора», при этом имелся в виду кремлевский конюшенный двор. Поэтому считать церковь Антипы «церковью для царских конюхов» неправомерно.

Церковь Антипы: тайны времени постройки и посвящения

Священномученик Антипа, епископ Пергамский. Мозаика церкви Богородицы Паммакаристы. Около 1315 года


Что же, после долгих экскурсов в московскую топонимику обратимся, наконец, к церкви во имя священномученика Антипы. Увы: письменных источников, которые могли бы рассказать о дате и обстоятельствах ее возведения, об именах зодчих и ктиторов, о раннем периоде существования, нет. Архитектурно-стилистический анализ, натурное изучение памятника, материалы более позднего периода о застройке и именном составе жителей окрестностей  вот все, на что могут опираться исследователи.

Фотография церкви 1882 года. Колокольня была поставлена, вероятно, на месте крыльца XVI века. В XIX веке к ней с юга была пристроена открытая лестница, ведущая в притвор. В наши дни формы лестницы изменились. Из альбома Н. А. Найденова «Москва. Соборы, монастыри и церкви. Белый город»


Советский архитектор-реставратор Лев Артурович Давид  специалист по московскому зодчеству XV–XVII веков, восстановивший в свое время древний облик церкви Антипы, автор первого и единственного посвященного ей монографического исследования  в 1970-е годы окончательного вывода не сделал. Гипотез было две: третья четверть XVI века и вторая половина XVI века, возможно, после 1547 года, когда в Чертолье могли начать строить Государев Конюшенный двор. В фундаментальном же научном издании «Памятники архитектуры Москвы», в его втором томе, посвященном Белому городу (1989 год издания) читаем: «каменная церковь поставлена не позднее второй четверти XVI века, предположительно в 1530-х годах». У историка московской церковной старины Е. В. Лебедевой в 2005 году данная формулировка приобрела категоричную форму: «безоговорочно, она датируется 1530-ми годами», а в «Википедии» и на сайте церкви Антипы есть и вовсе чудесные фразы: «самое ранее упоминание церкви относится к 1530 году», «первое упоминание в летописи о храме относится к 1530 году».

Архитектор-реставратор Лев Артурович Давид  автор реставрации древней церкви Антипы


В 2021 году доктор искусствоведения, специалист по древнерусской архитектуре Андрей Баталов, основываясь на современных научных представлениях о московском зодчестве первой половины XVI века, сделал вывод: нижняя датировка церкви Антипы может быть отнесена к рубежу 1540–1550-х годов, верхняя же, вероятно, не выходит за пределы 1550-х годов.


Доктор искусствоведения Андрей Леонидович Баталов  автор современной датировки церкви Антипы


Однако даже предположений нет, почему именно в Чертолье появился храм с редким посвящением священномученику Антипе, епископу Пергамскому. Антипа, ученик святого апостола Иоанна Богослова, был жестоко казнен по приказу императора Нерона. Христиане с честью похоронили мученика в Пергаме (руины античного Пергама сейчас находятся на территории Турции, на окраине города Бергам) и вскоре его гробница стала источником чудес и исцелений от болезней духовных и телесных, особенно от зубной боли.

«Любимый храм Ивана Грозного»: московские легенды

Тема особого отношения царя Ивана IV Грозного к церкви Антипы кочует из одной сетевой публикации в другую. Кое-где ее называют даже «любимой царской». Истоки лежат в тексте упомянутой выше Е. В. Лебедевой. Что же, давайте разбираться.


Церковь Антипы до реставрации. Вид с востока. Л. А. Давид


Цитата первая. «По легенде, в ней Иван Грозный венчался со своей очередной женой». Пути создания городских преданий и краеведческих мифов неисповедимы, трудно сказать, как и когда появилась в Москве легенда о венчании в церкви Антипы царя Ивана IV Грозного, где впервые она была зафиксирована. Так что пока лишь заметим: если Иван Грозный и выбрал по какой-либо причине (любая из версий, не имеющая документального подтверждения, неизменно останется на уровне домыслов, а это дело неблагодарное) для венчания обычную посадскую церковь Антипы, то совершить обряд он мог, скорее всего, лишь с Анной Колтовской. Дело в том, что точная дата бракосочетания с Анной Колтовской, состоявшегося в промежуток в апреле-мае 1572 года, неизвестна, не сохранилось и описания церемонии.


Церковь Антипы до реставрации. Вид с запада. Л. А. Давид


Цитата вторая. «Первый русский царь чтил этого святого, и среди его родовых моленных святынь был зуб св. "Онтипия Великого", окованный серебром». Да, согласно описи, составленной по реестрам 1590 и 1591 годов, в «домашнем имуществе» Ивана Грозного действительно был «зуб Онтипья великого кован серебром; а на нем сорочка бархат червчат сажен жемчугом». Реликвию царь «отобрал на себя» из казны сына Ивана всего лишь за два месяца до своей кончины. Да, зуб действительно относился к тому роду «кровных» святынь, перед которыми всегда исполнялась домашняя молитва. Забелин писал, что особо «спасительные и милующие» святыни Иван Грозный во время молитвы мог возлагать на себя; и зуб Антипы в частности  как средство от зубной боли. Через сто лет после того, как Забелин написал эти строки, в Архангельском соборе Московского Кремля было вскрыто захоронение царя. И как оказалось после исследования останков, с зубами у Ивана Грозного было на редкость все в порядке. А вот постоянные острые боли царь испытывал из-за многочисленных остеофитов. Может быть, унять именно эти боли и должен был «зуб Онтипья великого». Однако факт наличия подобной реликвии в моленном обиходе царя не может свидетельствовать о каком-то особом его отношении к святому и церкви его имени в Чертолье. (Вот про царя Алексея Михайловича известно, что он ходил иногда на богомолье к Антипе, особенно в день его памяти  11 апреля. Забелин: «В 1646 году, августа 30, как государь ходил туда молиться, куплены в Серебряном ряду два зубка серебряных за 3 алт. 2 денги и положены к чудотворцу Антипе».)

Цитата третья. «Есть и другая версия, почему Грозный облюбовал эту местность  неподалеку стоял его Опричный дворец».

«Иван Грозный и Малюта Скуратов». Г. С. Седов, 1871 год


Напомним, что Чертолье попало в опричнину в 1566 году. Опричный район начинался от Москвы-реки и, включая Остоженку, Пречистенку, Арбат, Знаменку, Воздвиженку, выходил к современной Большой Никитской улице. Если сегодня вы идете по Большой Никитской от Кремля, то знайте: левая ее сторона была опричной, а правая, соответственно, земской. От Кремля же опричную часть города отделяла река Неглинка. Опричный двор, или Опричный замок, Ивана Грозного (значительную территорию которого с многочисленными постройками и каменной стеной по периметру историки «размещают» на пространстве от перекрестка Моховой и Никитских улиц до квартала Российской государственной библиотеки на Воздвиженке) был выстроен к началу января 1567 года, а в 1571 году сгорел во время набега на Москву хана Девлет-Гирея. Между концом августа и 20 сентября 1572 года были расформированы последние остатки организации опричников, а само слово «опричнина» попало под строгий запрет. Однако историки допускают, что двор был отстроен заново, пусть и без прежней пышности, и Иван Грозный разместился в нем в 1575 году, когда резиденцию в Кремле и трон «отдал» Симеону Бекбулатовичу. Окончательно Опричный дворец был заброшен после кончины царя в 1584 году и к концу столетия на планах уже не фигурировал.

Фотография церкви 1913 года


Согласно описанию современника, кругом всех покоев и стен дворца шел переход, по которому царь мог пройти сверху от покоев по стенам в церковь, стоящую вне ограды перед двором на восток. Церковь была выстроена крестоообразно, и фундамент ее шел вглубь на восьми дубовых сваях. Исследователи осторожно предполагают, что этой церковью мог быть снесенный в 1838 году храм Николы в Сапожках, стоявший между Кутафьей башней Кремля, зданием Манежа и домом, имеющим сейчас сразу три адреса: улица Воздвиженка, дом № 1; Моховая улица, дом № 16; Манежная улица, дом № 13. Иными словами, для молений у царя была церковь, расположенная несколько ближе церкви Антипы.

Еще стоит отметить, что археолог Н. А. Кренке остроумно называет Опричный двор Ивана Грозного «крупнейшим нонсенсом и соблазном московской археологии». Нонсенс: при наличии значительного корпуса письменных источников, указывающих на местоположение, археологи пока его не нашли. Соблазн: желание наконец-то обнаружить Опричный двор способствует поспешным выводам. И фраза из текста Лебедевой: «Предположительно, остаток этого дворца сохранился до наших дней, он находится в глубине двора Аудиторного корпуса МГУ, который ныне занимает факультет журналистики»  один из таких поспешных и категоричных выводов. Да, за зданием журфака (Моховая, дом № 9), в квартале, ограниченном Большой Никитской, Моховой и Романовым переулком, в 1996–2002 годах велись раскопки. Но предметы, свидетельствующие об относительно высоком статусе обитавших здесь людей и наличии воинского контингента, руины надворных печей, ямы погребов дали основание предположить, что обнаружена пока лишь хозяйственная зона Опричного двора. Хотя археолог И. И  Кондратьев и полагает, что открытые во время раскопок печи  не что иное, как основания домашних изразцовых печей. А значит, открыта не хозяйственная, а центральная часть Опричного двора, с одной из жилых построек.


Надворная печь Опричного двора, обнаруженная во время раскопок 1999–2002 гг. Рисунок с натуры Л. Б. Ланцмана. «Вестник Российской академии наук», т. 71, № 6 (2001), стр. 519


Повторимся, расположение неподалеку от церкви Антипы Опричного двора не означает особого к ней отношения царя.

«Родовой храм Малюты Скуратова»: развенчание мифов

Отсутствие исторических данных о ктиторах церкви Антипы в XVI веке и обстоятельствах его строительства рождают многочисленные мифы. И самым «легендарным» образом церковь Антипы оказалась связана с именем знаменитого опричника Ивана Грозного  Малюты Скуратова.

Приведем выдержку из все той же статьи Лебедевой о церкви Антипы. «Огромное количество приделов стало еще одной особенностью церкви. Первым был придел во имя св. Григория Декаполита,… его сооружение ученые и приписывают семье Скуратовых. По одной версии, его строил во имя небесного патрона сам Малюта Скуратов, имевший подле этого храма свой московский двор… Достоверно известно, что в XVII веке к Антипьевской церкви с восточной стороны вплотную примыкала родовая усадьба Скуратовых, принадлежавшая потомкам брата Малюты, Ивана Скуратова. Антипьевская церковь служила их фамильной усыпальницей. Отсюда явилась другая версия  придел св. Григория Декаполита могли устроить и сами родственники Малюты уже после его гибели».

Что же, начнем распутывать «скуратовскую» историю. Категоричное «достоверно известно» Лебедевой основано на всего лишь гипотезе Давида 1970-х годов, которую ученый выстроил на основании немногочисленных косвенных данных. Вот они. В «136 году ноября 29 (29 ноября 1627 года) у Антипия Чудотворца погребал государь патриарх (патриарх Филарет) Дмитрия Скуратова» (известного воеводу времен царя Михаила Федоровича); первое документальное упоминание придела Григория Декаполита 12 ноября 1628 года, связанное с его освящением; в «Росписном списке Москвы 1638 года» рядом с участком церкви Антипы назван двор «стольника Петра Скуратова», в Строельной книге 1657 года  «двор подле кладбища и олтарей мерою полторы сажени Петра Дмитриева сына Скуратова». Так и родилась гипотеза: стольник Петр Дмитриевич Скуратов  праправнук брата Малюты Скуратова Ивана  владеет фамильным участком у церкви Антипы, где погребали его предков и где придел был посвящен небесному патрону Малюты, а значит, церковь могла быть построена если и не самим опричником, то в память о нем его близкими.


Во время реставрации были восстановлены первоначальные формы оконных проемов. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Сомнения в том, что придел Григория Декаполита церкви Антипы связан с Малютой Скуратовым (Григорием Лукьяновичем Скуратовым-Бельским), высказывал историк древнерусской архитектуры, архитектор-реставратор В. В. Кавельмахер еще при обсуждении гипотезы Давида в 1970-е. Но только в 2012–2021 годах появились книга «Малюта Скуратов» доктора исторических наук Д. М. Володихина, работы тандема петербургских историков А. Л. Корзинина и Н. В. Башнина, а также уже упоминавшегося выше доктора искусствоведения А. Л. Баталова, которые смогли привести новые данные к биографии Малюты Скуратова и истории церкви Антипы.


Реконструкция плана церкви Антипы XVI века. Малая апсида  место размещения придела Григория Декаполита. Л. А. Давид


Итак. Дата рождения Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского по прозвищу Малюта неизвестна. Все, что можно установить по году,  не позднее 1537-го. С числом и месяцем ситуация более определенная. Корзинин и Башнин изучили вкладную книгу Иосифо-Волоцкого монастыря, где, согласно источникам конца XVI — начала XVII веков, погребали родных Малюты (отца, брата, сына, племянников) и где был захоронен он сам. Вот что они выяснили. «По Григорию Малюте установили несколько кормов в Иосифо-Волоколамском монастыре: первый "на память Григория Армейского" 30 сентября, другой "на преставление его" 1 января. Для православных христиан дата поминания святого, в честь которого они получали имена, была гораздо важнее даты рождения, поэтому корма обычно устанавливали в память святого и на день "годины" (смерти). Чаще всего младенцев крестили на 8-й день после рождения и называли в честь святого, чья память приходилась на этот день. «Григорий Армейский» — это священномученик Григорий, просветитель Армении, епископ Великой Армении, его поминание приурочено к 30 сентября. Возможно, Малюту Скуратова назвали не в честь Григория Армейского, а в память русского святого чудотворца из Вологды Григория Пельшемского, умершего в 1442 году… Память его также приходится на 30 сентября. Следовательно, Малюта Скуратов мог родиться 22 сентября… По Григорию Малюте царь Иван IV установил еще один корм 25 мая, на память преподобного Григория, чудотворца Печерского… Неясно, почему выбор пал на 25 мая. Возможно, этого святого особо чтил Малюта Скуратов»,  пишут историки. Как видим, Григорий Декаполит с памятью о нем 20 ноября (3 декабря), не упомянут. Иными словами, нет оснований связывать посвящение придела церкви Антипы «небесному патрону Малюты Скуратова» ни с ним самим, ни с его родными.


В дьяконнике возобновлен придел Григория Декаполита с воссозданными престолом и жертвенником. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Но может быть, Малюта Скуратов здесь, в окрестностях церкви, хотя бы жил? Обратимся снова к статье Лебедевой. «Однако главным доказательством местонахождения его дома на Волхонке стала могильная каменная плита, обнаруженная при разборке церкви Похвалы Богородицы, стоявшей рядом с храмом Христа Спасителя… Надпись на ней гласила, что здесь похоронен убитый в Ливонской войне Малюта Скуратов… Прежде предполагали, что опричник был захоронен в Иосифо-Волоколамском монастыре… Может быть, Малюту перезахоронили по желанию родственников».

Малюте Скуратову «приписывали» и палаты дьяка Аверкия Кириллова, и личные конюшни в районе Малого Власьевского переулка, и двор в Кремле, и усадьбу на Конюшенном дворе в Чертолье, соединенную подземным ходом с Опричным дворцом Ивана Грозного. Все это, конечно, — версии и фантазии в отсутствие данных о московских постройках, твердо связанных с именем Малюты. И надгробная плита с именем Малюты Скуратова также оказывается фантомом. Несмотря на то, что впервые о ней поведал известный советский историк Москвы П. В. Сытин в книге «Из истории московских улиц» (первое издание  1948 год). Он писал: «При сносе в Чертолье церквей Похвалы Богородицы и Всех Святых была найдена каменная плита с надписью, что под ней похоронен убитый в 1570 г. в Ливонской войне сподвижник Ивана Грозного Малюта Скуратов. Это служит доказательством того, что двор последнего находился в Чертолье, так как до XVIII в. хоронили умерших в приходских церквах и кладбищах при них, в приходе которых стояли дворы покойников». Современный историк, автор книги «Малюта Скуратов» Д. М. Володихин считает: Сытин не совсем точно (с ошибкой в дате: Малюта погиб в 1573, а не в 1570 году) пересказал анонимную заметку с первой полосы газеты «Вечерняя Москва» от 23 сентября 1932 года. В статье говорилось: «За последние дни при рытье котлована для фундамента Дворца Советов сделано несколько чрезвычайно интересных находок. Вчера, например, обнаружили склеп Малюты Скуратова, любимого опричника Ивана Грозного. Склеп нашли на глубине 5–6 метров под зданием бывшей церкви, стоящей на берегу Москвы-реки… О том, что здесь похоронен именно Малюта Скуратов, говорит то обстоятельство, что при разборе бывшей церкви над тем самым местом, где сейчас обнаружен склеп, была найдена плита с надписью: "Здесь погребен Малюта Скуратов, 1573 г." Раскопки продолжаются. Все интересные для истории Москвы предметы будут переданы в Исторический музей».


Оконный проем в древних формах из Никольского придела в центральный храм. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Но ни в собраниях Исторического музея или Музея истории Москвы, ни в фундаментальном труде В. Б. Гиршберга (описание 269 белокаменных надгробий XV  первой половины XVII века), ни в статьях археолога А. В. Арциховского, перечислившего значительные находки времен строительства 1830-х годов, плиты нет. Возможно, она была утрачена. Но скорее всего, полагает Володихин, она «явилась плодом журналистской ошибки». Вот что он пишет.

«Нетрудно представить себе забавную ситуацию: в газету позвонили со стройки и взволнованным голосом сообщили о "чрезвычайно интересных находках". Редакция, заинтересовавшись, выслала своего человека. Тот нашел среди метростроевцев археолога и потребовал рассказать о подземных сокровищах самым понятным языком, без ученой терминологии. Вполуха слушая усталого специалиста…, корреспондент запомнил его объяснения отрывочно, а потом истолковал их по-своему. Ученый формулировал академически осторожно: "Обнаружено захоронение, которое напоминает фамильный склеп. В более высоких слоях  следы кладбища, фрагменты надгробных плит, встречаются краткие надписи…

Лестница на хоры северного придела, обнаруженная реставраторами. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Место это древнее, можно сказать, знаменитое. Не столь далеко отсюда в XVI веке стоял Опричный двор Ивана Грозного. Рядом с ним селились опричники, среди них, вероятно, и знаменитый царский любимец Малюта Скуратов, убитый на Ливонской войне в 1573 году". Казалось бы, ничего антинаучного не сказано и не сделано никаких фантастических допущений… Журналист ухватил "самое главное": "Сенсация! Склеп самого Малюты Скуратова! Могильная плита любимого царского опричника!" На следующий день археолог, усмехаясь, прочитал заметку в "Вечерке". Вот чудеса! Он-то после двух часов каторжных усилий с трудом разобрал на осколке надгробия только два слова: "Убиен… Васильев" (такая плита действительно была найдена на Метрострое). И ему всего-навсего хотелось быть понятным… даже для писаки из газеты. В правдоподобии такой версии автора этих строк убеждают с полдюжины интервью, в разное время взятых у него представителями прессы и "пересказанных" ими "в популярном стиле" с разной степенью потери смысла. В том числе и здравого…

Кроме того, никогда, ни при каких обстоятельствах не стали бы в подобных словах составлять текст, выбитый, по словам журналиста, на дворянском надгробии XVI века. "Здесь погребен Малюта Скуратов, 1573 г." Немыслимое дело! Прежде всего, указали бы дату в летосчислении от Сотворения мира, как это было принято четыре с половиной столетия назад, а не от Рождества Христова, как делают сейчас. И конечно, вытесали бы не прозвище, а имя, полученное покойным при крещении. Концы тут явно не сходятся с концами. Между тем историкам известно великое множество надписей на могильных плитах XVI века  есть с чем сравнивать. Таких надписей  ни одной.


Надгробие XVI века из древнего церковного некрополя. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


В сухом остатке: весьма сомнительно, что надгробие с именем "любимого опричника" вообще когда-либо существовало в Москве».

Так церковь Антипы в Чертолье отдаляется от колоритной фигуры Малюты Скуратова все дальше и дальше, возможные тексты о ней становятся все «преснее» и «скучнее». Последней надеждой для любителей «захватывающих» сюжетов в москвоведении остаются потомки брата Малюты Ивана с родовыми владениями и захоронениями рядом с церковью. Однако и здесь уготовано разочарование. Во-первых, воевода времен царя Михаила Федоровича Дмитрий Федорович Скуратов, которого в 1627 году «у Антипия Чудотворца погребал» патриарх Филарет, был похоронен… в Троице-Сергиевой лавре. Да, в списке надгробий некрополя Лавры, составленном еще в XVII веке, значится: «Дмитрей Федорович Скуратов, преставися 136 году ноября в 26 день» (на три дня раньше, чем его «погребал» патриарх); а сын его, Петр Дмитриевич (тот, чей двор рядом с церковью Антипы упоминается в 1638 и 1657 годах) сделал в Лавру и вклад по душе отца. Так что погребение «у Антипия Чудотворца», скорее всего, должно было означать «отпевание», но в записи вкралась ошибка. Интересно, что близкого соседа Дмитрия и Петра Скуратовых  Федора Ивановича Чемоданова, обладавшего высоким поместным окладом стряпчего с платьем у царя Михаила Федоровича, также отпевал патриарх (в 1634 году) в церкви Антипы, а похоронили его тоже в Троице-Сергиевой лавре среди родных. В наши дни археологи, изучая остатки некрополя церкви Антипы, не нашли надгробий, которые можно было бы отнести к Скуратовым. Поэтому фраза из той же «Википедии»: «В церкви находится фамильный склеп представителей семейства Скуратовых» — неприемлема.

Во-вторых, историки, изучив все имеющиеся на данный момент данные по генеалогии рода Малюты Скуратова, считают: прихожане и соседи церкви Антипы Дмитрий Федорович и Петр Дмитриевич Скуратовы не являются правнуком и праправнуком брата Малюты. Да-да. Григория Лукьяновича прозвали Малютой, а его отца Лукьяна Афанасьевича Бельского  Скуратом. Слово «скурат», означавшее «лоскут кожи», «грубую кожу», «вытертую замшу», в те времена часто использовали для описания человека с сильно обветренным лицом или с кожным заболеванием. Так появилась ветвь Скуратовых-Бельских. Между тем некий Иван Скурат был и в знатном роду Хлоповых, а не менее знатный род Григория Филипповича Станища в родословцах именовали «родом Скурата Зиновьева».

На этом, думаем, мы окончательно попрощаемся с мифом об отношении Малюты Скуратова и его семьи к церкви Антипы.

Редкий храм XVI века

Теперь, когда история храма освобождена от недостоверности, расскажем о нем.


С высоты хорошо виден древний объем церкви. Фото А. Л. Баталова. «Вестник сектора древнерусского искусства», № 1, 2021, стр. 146


Как уже было сказано, не ранее рубежа 1540-х — 1550-х и не позднее предела 1550-х неизвестные зодчие для неизвестного заказчика возвели из кирпича небольшой бесстолпный с крещатыми сводами одноглавый храм на подклете. С трех сторон его обходила двухъярусная паперть (Л. А. Давид называл ее открытой галереей-гульбищем) с тремя лестничными всходами; над западным фасадом возвышалась звонница. Традиционно расположенные с запада, севера и юга входы в храм оформляли порталы. Покрывала храм чернолощеная черепица, а полы были где-то выстелены так называемым «дубовым кирпичом»  массивными брусками из дуба, которые укладывали на подоснову для кирпича, а где-то отделаны черной и белой керамической плиткой.


Апсиды XVI и XVIII веков. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Архитектура церкви Антипы имеет ряд особенностей. Например, крайне редкое явление в истории русского культового зодчества и уникальное для храмов с крещатыми сводами  решение алтарной части в виде двух разновеликих апсид. В северной, большего размера, апсиде размещался основной престол священномученика Антипы, епископа Пергамского, в малой южной апсиде, увенчанной глухой главкой, был устроен придел святого преподобного Григория Декаполита. Наличие этого придела указывает на ктиторство некоего Григория  подобные «сугубые» поминальные приделы в дьяконнике были во всех многоапсидных русских храмах XV — начала XVII веков, но позднее их почти повсеместно упразднили. Еще одна особенность, занимающая в типологии бесстолпных храмов с крещатыми сводами «периферийное положение»,  завершение прясел четверика килевидными кокошниками, за которыми возвышался второй ряд с центральным, поставленным фронтально, кокошником и диагональными боковыми. Основание барабана оформляли два ряда поставленных вперебежку плоских кокошников.


Кокошники во всей красе. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Обычно у бесстолпных церквей с крещатыми сводами начала — второй половины XVI века стены завершались трифолием или фронтоном. Редким мотивом считаются и маленькие кокошники в завершении стен апсид. Также интересны «итальянизированные» элементы на фасадах и в интерьерах: портал с плоскими пилястрами и широким полукруглым архивольтом, ордерные пристенные и угловые пилястры.

История пожаров и реконструкций

О ранней истории церкви Антипы, выстроенной в эпоху Ивана Грозного, мы ничего не знаем. Несомненно, она устояла в пожарах 1547 и 1591 годов, опустошивших Чертолье в числе других районов Москвы. К XVII веку местность вокруг нее была густо заселена, плотно прилегавшие друг к другу дворы и усадьбы принадлежали людям, состоящим на государевой службе  от стольника до «боярина до князя». В 1611 году в Москве шли ожесточенные бои с польско-литовскими интервентами, были сражения и на Чертольской улице. Большая часть столицы снова выгорела. В 1629 году Чертолье опять опустошает пожар. Судя по всему, церковь Антипы пострадала сильно и какое-то время ушло на ее восстановление: об этом косвенно свидетельствует освящение, состоявшееся 20 сентября 1630 года. А в 1648 году  снова «быть пожар велик… от Неглинной до Чертольских ворот все бысть аки поле».


Так реставраторы обозначили примыкание закрытой галереи XVI века. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Строительная история церкви в XVII веке документально не зафиксирована. Только в XX столетии, во время реставрации, Л. А. Давид определил: с юга вместо галереи-гульбища был выстроен придел во имя Николая Чудотворца; частично разобранные первоначальные закомары-кокошники сменили кокошники, характерные для второй половины XVII века; покрытие сделали четырехскатным; глава стала каркасной луковичной формы; в тимпане западной ветви крещатого свода пробили большой оконный проем; чернолощеную черепицу покрытия сменила сначала зеленая черепица с полуциркульным окончанием, а потом, во второй половине столетия,  городчатая черепица темно-зеленых и светло-коричневых тонов. Давид писал: «Авторам "реставрации" в XVII веке форма завершения апсид поясом кокошников показалась настолько интересной, что они решили довольно точно ее повторить. Довольно редкий пример подхода к поновлению памятника в XVII веке».

Значительные изменения ждали церковь Антипы в XVIII столетии.


Вход с паперти в придел Рождества Иоанна Предтечи. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Утром 29 мая 1737 года, на праздник Святой Троицы, случился пожар, названный после Троицким и Великим. За пять часов пламя от Знаменки дошло до Лефортовской слободы; сгорел Лефортовский дворец на Яузе, в Кремле со звонницы Ивана Великого упали колокола, пострадал также недавно отлитый Царь-колокол. В общей сложности пострадали 11 монастырей, 102 церкви, 2527 дворов, 9145 каменных и деревянных зданий, погибли 94 человека. Так вот, церковь Антипы косвенно оказалась «замешана» в этом пожаре. Дело в том, что в ее приходе находился двор прапорщика 1-го Московского полка Александра Сергеевича Милославского. Его семья жила здесь давно: еще в 1693 году патриарх отпевал в церкви Антипы бабушку прапорщика — Дарью Прохоровну, вдову боярина Ивана Богдановича Милославского, двоюродного брата царицы Марии Ильиничны, игравшего видную роль при дворе. В переписных книгах местоположение усадьбы определялось так: «от Боровицкаго моста по Знаменке, поворотя в переулок левою стороною». Когда случился пожар, то московский генерал-губернатор граф Салтыков сообщал императрице Анне Иоанновне: «…загорелось за Боровицким мостом, на Знаменке, в приходе церкви Антипия чудотворца, что слывет у Колымажных ворот, на дворе князя Федора Голицына, или у Александра Милославского, а подлинно ныне узнать еще до следствия не можно…». Изобретатель в области артиллерии и пиротехники майор Михаил (Кузьма) Васильевич Давыдов, бывший очевидцем событий, писал: «…небытность Милославского в Москве, на самый Троицын день, поварова жена, на дворе имевши чулан, зажгла в нем перед образ денежную свечу в угодность праздника, а сама пошла под палаты для себя готовить есть: свеча от образа отпала и зажгла чулан вмиг. А бывшие во дворе люди, на такой несчастный случай, все были у обедни… в самое второе коленопреклонение. Услышали о пожаре, выбежали поспешно все вон, но уж поздно: огонь занял половину двора; к несчастью, тогда был ветер сильный, а время было сухое, то от сей денежной свечки распространился вскорости гибельный и страшный пожар, от коего ни четвертой, мню, доли Москвы целой не осталось».


Все архитектурные элементы интерьера были восстановлены с максимальной точностью. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Через два года после пожара, в 1739-м, князь Сергей Алексеевич Голицын, домовладелец в приходе церкви Антипы, получил положительный ответ на свою просьбу: дозволить ему на свои средства разобрать ветхий придел во имя Николая Чудотворца и заново выстроить. Материал от разборки шел на возведение нижней части нового придела с трапезной и трехгранной апсидой. Облик древней части церкви Антипы претерпевает значительные изменения: закладываются оконные проемы и прорубаются новые окна и двери; уничтожаются уникальные пилястры на трех внутренних стенах; разбирается стена, разделяющая большую и малую апсиды; в отделке появляется характерная для первой половины XVIII века лепнина. Вероятно, тогда полы накрыли плитами подольского мраморного известняка. Освящение придела состоялось в мае 1741 года. В 1748 и 1752 годах церковь Антипы снова страдала от пожаров. С 1773 года известен придел во имя святой великомученицы Екатерины, размещенный под приделом во имя Николая Чудотворца, в подклете. В 1789 году у церкви с севера появляется придел Рождества Иоанна Предтечи, а с запада  широкий притвор-трапезная и двухъярусная колокольня, поставленная на месте одного из древних крылец. Все это окончательно закрывает строение XVI века.


Паперть. Вид с юга на север, от входа. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


В XIX столетии потолок Екатерининского придела разбирают, при алтаре Николая Чудотворца строят круговую галерею на колоннах, так что придел кажется расположенным на хорах; свод и ниши придела Рождества Иоанна Предтечи украшают стенописью.

Церковь Антипы закрыли в 1929 году, передав Центральным курсам Ассоциации художников Революции. Потом она превратилась в большую коммунальную квартиру, которую расселили, чтобы разместить отдел реставрации тканей и хранение отдела прикладного искусства Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. В 1950-х Никольский придел лишился купола и главы.

Реставрация: в поисках древности

Реставрация церкви началась в 1951 году под руководством архитектора-реставратора Л. А. Давида. Надо сказать, что Давид был сторонником реставрации памятников «до исторической основы». Так, в 1947–1948 годах он без сожаления «очистил» от позднейших пристроек храм Трифона в Напрудной слободе XV века, вернув шедевру древнерусского зодчества первозданный вид. Подобным образом Давид хотел поступить и во время реставрации церкви Антипы, но руководство ГМИИ имени А. С. Пушкина воспротивилось сносу приделов XVIII века. Дело было, правда, не в ином взгляде на художественную и историческую ценность этих приделов, просто у музея сократились бы площади, которые использовались под библиотеку и прочее хранение. В результате компромисса после разборки главы с верхом четверика южного придела и южного участка свода в паперти музею оставили трапезную, низ четверика и апсиду южного придела и бывший Никольский придел превратился в безликий объем. Северный Рождественский придел просто отреставрировали.


Макет-реконструкция церкви Антипы XVI века. Л. А. Давид


А вот храму Антипы XVI века практически полностью вернули первоначальный облик. После разборки надкладки древнего четверика, выполненной в XVII веке под четырехскатную кровлю, восстановили закомары и кокошники, срубленный декор барабана центральной главы, порталы, оконные проемы и фасадные лопатки.


Обмер восточного фасада. Видны кокошники XVII века и остатки кокошников XVI века. Л. А. Давид


Во время изучения завершения алтарных апсид следы архитектуры XVI века не были найдены, но Давид не стал их воссоздавать, оставив формы XVII века, которые счел интересными и редкими.


Барабан церкви Антипы до реставрации, после раскрытия в процессе реставрации, отреставрированный. Возвращена также первоначальная форма главы. Л. А. Давид


Барабан главы придела Григория Декаполита был восстановлен без декора, потому что натурных данных о нем не сохранилось. Основательно пришлось потрудиться, чтобы найти первоначальные оконные проемы. Из-за отсутствия необходимых данных не воссоздавали гульбище и звонницу. В интерьере восстановили пространственную структуру уникального двухчастного алтаря, сильно перестроенного в XVIII–XIX веках, срубленные пилястры. Так Москве вернули уникальную церковь XVI столетия.


Реконструкция южного фасада церкви Антипы XVI века. Л. А. Давид


В середине 1970-х годов была проведена реставрация остатков южного придела, сильно обветшавших за 20 лет. В 1984 году появилась ограда, отдаленно напоминавшая разобранную ограду XIX века.

В 2005 году церковь Антипы передали Русской православной церкви. В 2007–2012 годах в дьяконнике был возобновлен придел Григория Декаполита  с престолом и жертвенником. Многострадальный южный придел наконец-то получил облик церковного здания. Интерьеры всего храмового комплекса очень интересно решены.

Церковный некрополь

Традиционно с момента возведения церкви Антипы вокруг нее складывался некрополь. В 1990–1991, 1996, 2022 годах на прилегающей к церкви территории велись земляные работы, в ходе которых были обнаружены следы церковного кладбища и найден ряд надгробий.


Саркофаговидное надгробие XVIII века из древнего церковного некрополя. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Некоторые из них выставлены в восточной части церковного двора, против древних апсид. Одно из них, относящееся к 1740–1750-м годам, принадлежит некоему Стефану Антонову «сыну новогородца», который скончался в 38 лет, 12 апреля  на день памяти священномученика Артемона Лаодикийского и был погребен 14 апреля. Господином же этого Стефана был тот самый прапорщик 1-го Московского полка Александр Сергеевич Милославский, с двора которого начался Троицкий пожар.

Фрагмент надгробия XVIII века: так называемая «Адамова голова» (череп со скрещенными костями)  символ смерти, ее неизбежности и непременного воскресения. Фото Александры Шапиро, июнь 2022


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram.