Loading...

(Не)экологичное будущее: рецензия на книгу «Третья цифровая война. Энергетика и редкие металлы»
АСТ / Jeanette Huston/Flickr

С какими проблемами сталкивается стремящийся к экологии мир, какие «темные стороны» есть у экологически чистой энергетики, кто доминирует на рынке природных ресурсов и почему зеленые технологии не такие уж зеленые — в рецензии InScience.News на книгу французского журналиста Гийома Питрона «Третья цифровая война. Энергетика и редкие металлы».

Сегодня, в 2021 году, до нас со всех сторон доносятся слова политиков, ученых и экспертов, в один голос говорящих: XXI век должен стать веком «зеленых технологий». Человечеству жизненно необходимо уменьшить потребление энергии (и сделать ее более чистой), снизить количество выбросов в атмосферу, меньше загрязнять почву и воду… С этими утверждениями сложно спорить — хотя ученые и продолжают ломать копья в спорах о том, есть ли в глобальном потеплении вина человека, мы оставим этот вопрос специалистам. А сами будем для простоты считать, что промышленность действительно вносит немалый вклад в ухудшение качества воздуха, воды и почвы. Постепенное истощение природных ресурсов тоже ни для кого не секрет — нефти и газа, по оценкам экспертов, хватит еще примерно на полвека, и даже разведка новых месторождений не поможет: добывать труднодоступные полезные ископаемые может быть просто нерентабельно. Но решение этой проблемы, казалось бы, есть — это возобновляемые источники энергии. Да, это дороже, требует развития новых технологий, однако в долгосрочной перспективе гораздо лучше — не загрязняет природу, не забирает у планеты невосполнимые ресурсы.

После прочтения книги Гийома Питрона «Третья цифровая война. Энергетика и редкие металлы» (кстати, в этом году вошедшей в лонг-лист премии «Просветитель. Перевод») вы осознаете, что это совсем не так. Питрон — французский журналист, специалист в области геополитики сырья. Он автор многочисленных статей, экономических обзоров и исследований, нескольких книг, режиссер документальных фильмов об эксплуатации сырья, лауреат национальных и международных наград, и это не могло не отразиться на качестве текста. Книга насыщена ссылками на разнообразные источники: и научные статьи, и экономические отчеты, и международные доклады, и беседы Питрона с экспертами. Кроме того, Питрон лично посетил места добычи редкоземельных металлов и заводы, о которых он рассказывает в книге, — и не только высококлассные европейские производства, но и в принципе закрытые для посторонних нелегальные шахты в Китае, и горнодобывающие предприятия в южноафриканском Фокенге (в книге название этой провинции — Phokeng — транслитерировано как «Пхокенг», впрочем, с географическими названиями ЮАР действительно все сложно). Так что «экспертная» сторона «Третьей цифровой войны» вопросов не вызывает.

А что по содержанию? С первых же страниц Питрон рушит все наши надежды на безоблачное экологичное будущее. Он подробнейшим образом объясняет, почему солнечные станции, электромобили, атомные электростанции и прочие «чистые» источники энергии на самом деле наносят окружающей среде гораздо больший ущерб, чем традиционные бензиновые двигатели, нефть и газ. Во-первых, для производства сверхмощных магнитов (вы удивитесь, узнав, как широко они используются — от смартфонов и электрических зубных щеток до центров атомной энергии), полупроводников, каталитических нейтрализаторов и ряда других необходимых для «чистой» энергетики технологий используются редкие металлы. Важно отметить, что Питрон включает в понятие «редкие металлы» не только 17 редкоземельных элементов. Для автора это металлы, объединенные рядом общих качеств — они встречаются в недрах земли в небольших количествах, обладают исключительными свойствами (используются в производстве новых технологий), спрос на них всегда чрезвычайно велик, а цены — высоки. Так, в качестве редких металлов Питрон рассматривает в том числе галлий, селен, теллур, индий, германий и другие. (Официальные перечни этих металлов, составленные государственными органами разных стран, приложены в конце книги.) И критически важен тот факт, что для добычи редких металлов тратится огромное количество энергии и химикатов, а также воды — настолько много, что этот ущерб превосходит тот, что наносится традиционными «грязными» источниками энергии. Один из конкретных примеров: «для производства одной крошечной микросхемы весом в 2 грамма требуется примерно 2 кг сырья», то есть соотношение готового продукта и отходов в этом случае равно 1 : 1000. Более того, производство редких металлов находится, как правило, в развивающихся странах (об этом мы еще поговорим подробнее) — а там никто даже не делает вид, что пытается соблюдать экологические нормы и технику безопасности.

Во-вторых, запасы редких металлов тоже ограничены, и они истощаются точно так же, как традиционные месторождения нефти и газа. Не будут исключением и другие ресурсы: «Возьмем, например, ветровые станции. К 2050 году рост этого рынка должен потребовать 3200 миллионов тонн стали, 310 миллионов тонн алюминия и 40 миллионов тонн меди, так как ветрякам нужно больше сырья, чем другим электростанциям. […] Для производства эквивалентного количества электричества ветряные инфраструктуры требуют почти в 15 раз больше бетона, в 90 раз больше алюминия и в 50 раз больше железа, меди и стекла, чем установки, использующие традиционные виды топлива. […] На протяжении жизни будущего поколения мы собираемся потреблять больше руд, чем за 70 000 предыдущих лет, или 2500 поколений, предшествующих нам. Наши 7,5 миллиарда современников собираются поглотить больше минеральных ресурсов, чем 108 миллиардов человеческих существ, живших на Земле до сегодняшнего дня», — пишет автор. Не очень оптимистично, правда?

Но это еще далеко не все. Мы можем подумать: хорошо, раз потребление благ цивилизации требует от нас столько ресурсов, давайте потреблять меньше. Давайте переведем как можно большее количество процессов в электронный формат, внедрим повсеместное использование интеллектуальных электрических сетей, которые помогут грамотно распределять энергию и не тратить лишнего, в конце концов, давайте перерабатывать устаревшую технику — ведь в ней уже есть микросхемы с ценными редкоземельными металлами. Но нет, Гийом Питрон вдребезги разбивает и эти мечты. Все наши «электронные» процессы — от переписки в мессенджерах до работы тех самых «умных» электросетей — сами по себе потребляют огромное количество энергии. Питрон приводит самый простой пример — отправку электронного письма. «Чтобы отправить одно письмо с вложенным файлом, нужно столько же энергии, сколько потребляет энергосберегающая лампочка за один час. […] При этом каждый час пользователи по всему миру отправляют 10 миллиардов электронных писем, что соответствует 50 гигаватт-часам — объему электричества, который вырабатывают в час 15 атомных электростанций» (и это данные 2012 года!). В том же 2012 году Greenpeace подсчитал, что если бы все облачные хранилища данных представляли собой отдельную страну, то она бы находилась на пятом месте в мире по объему потребления энергии после США, Китая, России и Японии (а данные при этом использовались 2007 года). Такие вот вполне себе вещественные последствия нематериального обмена данными.

С переработкой ненужной техники, как вы уже догадались, дело тоже обстоит непросто. Пока что более-менее успешно, по словам Питрона, это делает лишь одна страна в мире — Япония. Причем благодаря этому ей уже практически не нужно добывать редкие металлы из своих недр. Что же мешает масштабировать японский опыт? Все то же — это слишком дорого и сложно. В технике редкие металлы (в отличие от, например, алюминия, серебра, железа) не присутствуют в чистом виде — производители пользуются сплавами. Существуют технологии, позволяющие разделить сплав на исходные компоненты, но это совершенно нерентабельно — дешевле начать разработку новой шахты. Кроме того, даже полная переработка некоторых металлов — например, свинца — не позволит остановить его дальнейшую добычу, ведь потребление, как мы помним, постоянно растет.

Ну а последним ударом по вашему оптимизму (если он еще остался) будет вот что: добыча редкоземельных (и просто редких) металлов стремительно сосредотачивается в руках Китая. Причем настолько стремительно, что США и Европа уже фактически находятся в зависимости от поставок китайского сырья. Питрон уделяет теме экономики и политических «сырьевых» игр больше половины книги — нет смысла останавливаться на этом подробнее в тексте рецензии, так как в книге приводится слишком много фактов, подробностей и действующих лиц, чтобы кратко пересказать всю информацию без потери смысла.

И все же подведем итоги.

О чем эта книга? О том, как будет устроено потребление энергии и ресурсов в недалеком будущем, и о том, как работает экономика сырья и редких металлов в XXI веке. В книге очень много интереснейшей информации о том, как устроена добыча металлов, о новейших технологиях, неочевидных геополитических связах и многом другом.

Ждет ли нас безоблачное «зеленое» будущее? Судя по всему, в такой формулировке — нет. Но поводы для оптимизма все же есть, хоть их и немного. Так, например, Питрон считает очень хорошим решением перенести грязные и вредные шахты по добыче редких металлов из развивающихся стран обратно в Европу (а почему — читайте в самой книге).

Есть ли у книги недостатки? Их можно найти везде, в этой книге я бы выделила следующие: во-первых, значительная часть «Третьей цифровой войны» посвящена Китаю и его господствующему положению на рынке металлов, и к 7–8-й главе (всего их девять) начинает казаться, что автор повторяет одни и те же мысли в разных формулировках. Во-вторых, по всей видимости, работа над текстом книги велась не один год, и часть данных уже устарела — подавляющее большинство источников датируется 2010–2015 гг. Учитывая то, что технологии стремительно развиваются, потребление энергии растет и проводятся новые исследования, периодически возникает желание проверить актуальность ряда цифр и статистики (впрочем, это общая беда для всех исследовательских работ, похожих на эту книгу). Ну и последнее, к чему я могу придраться, — как китаист, я не могла не отметить проблемы с транслитерацией китайских имен и названий на русский язык. Причем в первой половине книги с этим все в порядке, а вот примерно с середины то ли переводчик сменился, то ли утомился редактор. Конечно, ошибки в транслитерации на влияют на качество текста, но вот общее впечатление немного снижают.

Стоит ли читать «Третью цифровую войну»? Однозначно да, как минимум для того, чтобы в очередной раз убедиться — не бывает простых решений для сложных проблем.