Loading...

ВЭФ-2021: «Вопросы устойчивого развития становятся центральными в России»
PIRO4D / Pixabay

Восточный экономический форум стал площадкой для обсуждения развития в России стратегии экологического, социального и корпоративного управления, или ESG. Участники дискуссии со стороны государства и бизнеса обсудили устойчивое развитие энергетики Дальнего Востока. Среди них — представители Норникеля, Русгидро, Газпромбанка и СИБУР. Эти крупнейшие российские потребители и производители энергии поделились своими планами по устойчивому развитию, включая переход к продукции с практически нулевым углеродным следом. Как атомная энергетика повлияет на перемены на Дальнем Востоке, каким образом золотодобывающая компания участвует в производстве энергии и какова роль финансовой системы в устойчивом развитии — читайте в репортаже InScience.News. 
Чистая энергия Дальнего Востока для людей и новых проектов

Модератор секции Антон Порядин, партнер компании EY Parthenon и руководитель EY Parthenon в СНГ, начал обсуждение энергетического перехода, направленного на борьбу с изменением климата. Главная цель — не допустить повышения выбросов парниковых газов, а в идеале — снизить их. При этом невозможно делать ставку на одно решение в проблеме декарбонизации. Существуют беспроигрышные шаги, доказавшие эффективность: переход с угля на газ, модернизация ТЭЦ, повышение энергоэффективности теплоснабжения. 

Модератор подчеркнул, что необходимо повышать инвестиционную привлекательность проверенных решений, таких как гидроэнергетика и атомная энергетика. Все усложняется тем, что часто эти технологии рискованны для инвестора. Решение — сфокусироваться на долгосрочной выгоде от инновационных решений. Инвесторы получают преимущество первого игрока, улучшают свою репутацию и избегают в будущем штрафов и повышенных налогов за выбросы CO2, которые неизбежно будут расти. Важная роль регулятора — создание условий, которые сделают выгодной фокусировку на долгосрочной ценности.

Каким образом тарифное регулирование может примениться на Дальнем Востоке и какие меры помогут повысить потенциал чистой энергии для региона, рассказал Виталий Геннадьевич Королев, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы. В июне была принята концепция долгосрочного тарифного регулирования, гарантирующая в том числе возврат инвестиционных средств, стабильность условий для промышленности — раньше они пересматривались ежегодно, теперь только раз в пять лет. Осенью нас ждет постановление правительства, которое позволит долгосрочно применять и устанавливать индекс платы граждан — простые люди должны быть защищены от рисков инвестиционных проектов. К 2024 году примерно в два раза увеличатся вложения в различные части инфраструктуры региона. Сектор генерации электрической энергии уже перешел к долгосрочному тарифному регулированию, а с 2022 года к нему перейдет и гидроэнергетика. На Дальнем Востоке есть условия для внедрения «чистой энергии» на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). Они могут быть менее выгодны в Центральной России, но на Дальнем Востоке другая ситуация. Правовая база должна обеспечить возможность бизнесу заключить долгосрочный прямой договор и зафиксировать тариф, выгодный для инвестора. Все это позволит инвесторам сосредоточиться на долгосрочной ценности.

Королев отметил, что практически все генерации долгое время принадлежали компании РусГидро. Лишь полтора года назад крупная Приморская ГРЭС была приобретена частной российской компанией. Это хороший знак, что в регионе появляется конкуренция, которая привлечет новых инвесторов.

Пак Чжон-Су, председатель комитета по северному экономическому сотрудничеству при президенте республики Корее, говорил о перспективах российского-корейского сотрудничества в области чистой энергетики на Дальнем Востоке. Он подчеркнул, что тут сосредоточены 40% гидроэнергетических ресурсов. Экономическое сотрудничество по реализации концепции «девяти мостов» ведется между Кореей и Россией с 2017 года. 

Роман Николаевич, представитель крупнейшей энергетической компании РусГидро, рассказал о подходах компании к развитию чистой энергии. Ежегодный устойчивый прирост по потреблению электроэнергии на Дальнем Востоке в среднем составляет 3%. Задача РусГидро — обеспечить рост этого потребления. Роман Николаевич остановился на трех аспектах в развитии чистой энергии: переход на газ для тепловой генерации и повышение эффективности теплоснабжения со снижением выброса углекислого газа; локализованное электроснабжение удаленных поселков, например в Якутии и на Камчатке, с использованием энергосервисных контрактов и ВИЭ позволяет снизить завоз дизельного топлива на 30% — экономия составляет миллиарды рублей, позволяет сдерживать рост тарифов; строительство новых ГЭС, в том числе противопаводковых. Четыре таких ГЭС общей мощностью 1562 мегаВатт смогут обеспечить постоянный рост электропотребления. Все эти решения не только экономически выгодны, но и приводят к снижению выбросов углекислого газа, а также имеют немонетизированные эффекты: развитие инфраструктуры, создание рабочих мест и улучшение качества жизни населения. Николаевич отметил, что все эти инициативы рассчитаны на ближайшее будущее. Так, модернизация ТЭЦ будет окончена к 2026 году.

Вице-президент компании «Росатом» Олег Сиразетдинов рассказал об АЭС малой мощности: первая такая станция совместно с Республикой Якутия создается в поселке Усть-Куйга и будет запущена в 2028 году. Богатая золотыми и оловянными месторождениями зона нуждается в энергии для развития промышленности. Последнее невозможно без инфраструктуры, например морских портов и аэропортов. Здесь же будут появляться новые поселки для вахтовых рабочих и населения. Все это повышает потребность в электроэнергии. Новая АЭС сможет обеспечивать регион электричеством как минимум 60 лет. А территория эвакуационной зоны при аварии не выходит за пределы самой АЭС, поэтому ее можно ставить без опаски хоть в центре города. Сиразетдинов привел данные об углеродном следе: АЭС по этому показателю сопоставима с ветряками, будучи при этом гораздо более эффективной. При этом углеродный след при использовании угля больше примерно в 80 раз, газа — в 40, а солнечной энергии — в 4 раза. 

Кирилл Евгеньевич Бычков, первый заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия), говорил о перспективах развития региона и балансе между чистым и надежным энергопотреблением. Отметил он и труднодоступность отдельных пунктов, и большие пространства — всего 36% составляет доля централизованного энергообеспечения, где проживает около 80% населения. Ожидается модернизация дизельных станций, доминирующих в в децентрализованных районах. Так, здесь представлены 141 дизельная станция, 22 объекта солнечной энергетики 1 экспериментальная ветряная станция, построенная коллегами из Японии шесть лет назад, — Дальний Восток традиционно является территорией опережающего развития, полигоном для инновационных решений. Рост экономики Якутии за этот год — 25%. Очевидно, что нужны масштабные нововведения в энергетике. 

Алексей Каплун, представляющий золотодобывающую компанию «Полюс», крупнейшего потребителя энергии, по совместительству — генеральный директор ООО «Н2 Чистая Энергетика», рассказал, что «Полюс» активно занимается трансформацией бизнеса в связи с экологической повесткой. Так, в этом году они перешли полностью на ВИЭ. Кроме того, компания инвестирует в энергетические проекты, то есть не только потребляет энергию, но и производит. 

Каплун также отметил, что месяц назад принята концепция развития водородной энергетики. Но проекты в рамках этой программы требуют огромной энергии уже сейчас, чтобы затем переходить на зеленый водород. Поэтому задачи водородной энергетики коррелируют напрямую с развитием энергетики вообще, прежде всего ГЭС.

Переход на траекторию устойчивого развития: стратегия, ресурсы и инструменты реализации

Модератор Наталья Третьяк — первый вице-президент акционерного общества «Газпромбанк» — открыла дискуссию тезисом: «вопросы устойчивого развития становятся центральными в России, в том числе в политике, законодательстве». 

Первый выступающий, Илья Эдуардович Торосов, заместитель министра экономического развития Российской Федерации, рассказал о том, что тренд на ESG начался с 2015 года после подписания Парижских соглашений. По его мнению, фундаментальная цель устойчивого развития для нас — обеспечить стабильное социоэкономическое развитие нашей страны. Закон об ограничении выбросов парниковых газов выполнил важную функцию, введя понятийный аппарат. Четыре сценария низкоуглеродного развития (инерционный, базовый, интенсивный и агрессивный) возможны в зависимости от скорости декарбонизации и уровня инвестиций. Торосов отметил, что уже сегодня наш энергобаланс не хуже, чем в большинстве развитых стран, и наша задача — сохранить это преимущество, несмотря на вызовы. Прежде всего необходимо компенсировать снижающуюся прибыль от продажи наших энергоресурсов, развивая малую атомную энергию, электротранспорт. 

Что касается государственной поддержки, то главный инструмент здесь — так называемые зеленые финансы. Эти облигации сегодня составляют не слишком большой процент на российском рынке — 0,5%. Но нельзя не отметить рост почти в пять раз за год, ведь раньше доля была всего 0,15%. Стратегия государственной стимуляции сейчас разрабатывается.

Андрей Вячеславович Байда, руководитель методического центра ВЭБ.РФ, разрабатывающего и внедряющего в России национальные таксономии, также выступил на форуме. Очевидно, что критерий их успеха — это признание мировым сообществом. Экспертный совет включал в себя разработчиков международных терминов как раз с этой целью. Центр также рассчитал стоимость декарбонизации для России — 15–16 триллионов рублей в год, то есть 14% доли ВВП. Безумные числа, которые сопоставимы со стоимостью сталинской индустриализации. Такие средства, безусловно, придется искать и вне внутреннего рынка.

Грейс Хуэй, руководитель отдела экологических и устойчивых финансов Hong Kong Exchanges and Clearing Limited, рассказала о настроениях инвесторов. Интересен опыт Китая в этой сфере: эта страна вывела уголь из списка зеленой таксономии, что не встретило одобрения со стороны инвесторов. Китай также намерен оставить атомную энергетику в качестве переходного типа энергетики, что отличается от точки зрения европейских стран. В целом, Грейс считает, что российский сектор зеленой энергетики может быть интересен для инвесторов из Азии, судя по популярности зеленых облигаций на гонконгской бирже. Она отметила и усилия Газпромбанка в этой сфере. 

Аркадий Дворкович, представитель фонда «Сколково» задал вопрос о том, готова ли технологически Россия к переходу на чистую энергетику. Прежде всего, стоит понимать, что в мире очень разнообразно представлены источники энергии. Нет какого-то наиболее удачного способа, для каждого региона он свой. Важнейшая проблема — эффективное дешевое хранение энергии, в ближайшие десять лет крупных инноваций стоит ждать здесь. Водородная энергетика продолжит удешевляться, хотя в Японии, например, этот способ получения энергии конкурентоспособен. В ESG не следует забывать о букве «S», то есть о социальном развитии, повышении уровня жизни стран, также обратил внимание Дворкович. Повестка почему-то сосредоточена именно на «E». Мы не должны снижать его, тратя деньги на дорогостоящие малоэффективные проекты. В России очень перспективны инвестиции в повышение энергоэффективности, причем небольшие средства могут привести к существенным успехам.

Компания СИБУР занимает первые строчки в ESG-рейтингах. О том, как компании удалось достичь таких показателей, рассказал Павел Ляхович, управляющий директор ООО «СИБУР». По его словам, сложно выделить какой-то единственный фактор успеха. Важна гибкость стратегии. Безусловно, там есть какие-то целевые показатели, но стратегия изменяема, легко адаптируема. Еще один фактор — раннее начало. Компания просто смогла вовремя обратить внимание на этот тренд и заранее вошла в поток. Кроме того, команда компании быстро адаптировалась к этому тренду, а инициативы часто идут снизу вверх. Так, на одном из предприятий в Дзержинске предложили способ утилизации углекислого газа, который теперь используется в газированных напитках, что позволило на 30% снизить выбросы углекислого газа. СИБУР тщательно отбирает инвестиционные проекты, избегая тех, которые сделают его менее «зеленым». За последние 10 лет компанией было вложено более триллиона на развитие новых или модернизацию существующих предприятий. Сложно выделить «зеленые» инвестиции — все они в итоге так или иначе направлены на устойчивое развитие, но и приносят прибыль. 

Дмитрий Пристансков, вице-президент ПАО «ГМК Норильский никель», рассказал о горной металлургии, которую часто рассматривают как наиболее грязную индустрию. Буквально летом этого года компания выпустила первую партию низкоуглеродного никеля, для которого практически отсутствует углеродный след. Это стало возможно благодаря модернизации энергетической инфраструктуры. Летом же была принята новая экологическая стратегия с объемом инвестиций более 680 миллиардов рублей в ближайшие десять лет. Один из ключевых этапов — серная программа 2.0. К 2025 году 95% диоксида серы, выбрасываемого в Норильском районе, будут полностью удалены из производства. Аналогов такой программы в мире нет, а 70% технологических решений представлены отечественными. Планируются и меры по ликвидации экологических происшествий последних лет, в том числе и произошедшего в мае 2020 года, электрификация транспорта, развитие ВИЭ, прежде всего — водородной энергетики. Пандемия тоже сыграла свою роль, более 20 миллиардов рублей были потрачены на развитие антиковидной инфраструктуры, причем не только в зоне ответственности компании, сообщил Пристансков. 

Вячеслав Аленьков, заместитель председателя правительства Сахалинской области, говорил об энергетическом переходе в регионе. Достичь углеродной нейтральности к 2025 году — амбициозная, но реальная цель Сахалина, считает он. Уже есть дорожная карта о полной газификации островов, согласованная с Газпромом. Помимо трубного газа будет использован сжиженный природный, что сократит выбросы в ЖКХ как минимум в два раза. Планируется также переход на электротранспорт. В ближайшие два года будет построено 2000 электрозаправок. Еще одно направление — развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ): планируется переход к доле ВИЭ в энергобалансе до 15–28%. Проектируется предприятие по производству водорода, который будет продаваться и за границу. Также в регионе изучают поглощение углекислого газа океаном и лесами, в сотрудничестве со многими научными институтами создан климатический центр. Интересно, что уже сейчас у бизнеса в регионе есть запрос на приобретение углероднонейтральной продукции. Такие решение поддерживаются и на региональном, и на федеральном уровнях. Среди инвесторов региона — Mitsubishi, Росатом, AirLiquide.

Затем участники дискуссии обсудили вопрос Натальи Третьяк о том, какова будет доля государственных и частных инвестиции и каковы будут их функции. По мнению Ильи Торосова, безусловно, на первых порах выше будет доля государства. Следует понимать, что это не только ESG-повестка, но и вопрос выгодных инвестиций, энергоэффективности, снижения себестоимости продукции — словом, нормальный рабочий процесс. Аркадий Дворкович отмечает, что у государства и бизнеса разные цели, но каждый должен заниматься своим делом с учетом целей устойчивого развития. При этом государству стоит сосредоточиться на положительных стимулах в рамках налогообложения, а не на отрицательных. Павел Ляхов в целом солидарен с коллегами, но подчеркивает, что государству нужно сделать упор в финансировании экспериментальных технологий, которые невозможно купить, только развивать самостоятельно. Пример — химолиз, переработка смешанных отходов, которая позволит избежать долгого перехода к раздельному сбору мусора: «загрузил все в один котел — получаешь необходимые реагенты». Это наша разработка, и нигде в мире она пока что не развивается. О локализации говорил и Дмитрий Пристансков. Бизнес всегда найдет деньги на свои цели. Что действительно может сделать государство — это поддержать инновационные предприятия. Вячеслав Аленьков акцентировал внимание на финансовых инструментах, в том числе и банковской системе, которая уже дифференцирует своих заемщиков в зависимости от их ESG-рейтинга. Андрей Байда также подчеркнул важность финансовой системы, критического элемента энергоперехода. Банки обеспечивают 50% выпусков на рынке зеленых финансов.

Заключительное выступление Лесли Маасдорп, вице-президента New Development Bank, было посвящено зеленым инвестициям международных компаний в России. Устойчивое развитие — то, для чего и был создан банк, это записано даже в его уставных документах. Банк стремится работать с частным сектором, несмотря даже на налоговые и финансовые ограничения со стороны правительств. Маасдорп считает, что банк заинтересован в том, чтобы расширить свое присутствие в России. Модератор Наталья Третьяк отметила, что Газпромбанк участвует в выпуске устойчивых облигаций, которые представлены в списках международных бирж. Таким образом, у России есть экономические, политические и технологические предпосылки, чтобы сделать устойчивое развитие стабильным трендом.


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram, Facebook и Twitter.