Loading...

«Блокчейн поможет сделать исследования более прозрачными»
А. Сувалко

В финансовой среде блокчейн-технологии уже стали общепризнанным трендом, хотя многие другие отрасли экономики пока знакомы с ними только понаслышке. О том, какие возможности открывает блокчейн в науке и какие проблемы поможет решить, нам рассказал Артем Космарский, заместитель заведующего лабораторией исследований блокчейна в образовании и науке ГАУГН, старший научный сотрудник Института исследований культуры НИУ ВШЭ и руководитель образовательного проекта Neon.University.

— Технология блокчейна постепенно проникает в самые разные отрасли экономики. Расскажите, на чем она основана и какие преимущества предлагает пользователям.

— Технология блокчейна, или технология распределенного реестра — так более правильно ее называть, — это своего рода база данных, связанных между собой с помощью криптографических инструментов таким образом, что становится невозможным изменить содержимое какого-либо одного блока, не затрагивая при этом все остальные. То есть вся информация хранится в сети децентрализованных узлов, и любые операции, или транзакции, между участниками сети становятся прозрачными и видимыми для всех. Причина популярности блокчейна заключается в том, что он дает целый ряд важных преимуществ для пользователей. Это прозрачность, верифицируемость, неизменность и децентрализация данных. При использовании такой технологии нет необходимости в некотором центральном узле управления. Все устройства, которые входят в эту систему, имеют равные права, и для изменения каких-либо данных необходимо их общее согласие. Первым успехом блокчейна был биткоин, который стал новым платежным средством, независимым от банков и государств, но при этом обеспечивающим надежность транзакций даже при недоверии контрагентов друг к другу. Несколько позже, в 2016–2017 годах, за счет успеха биткоина, благодаря которому блокчейн приобрел широкую известность, начались более или менее успешные попытки использовать его преимущества в других сферах  в финтехе, логистике, медицине, даже государственном управлении. Это стало возможным благодаря тому, что в в блокчейн-технологии появилось множество различных надстроек и модификаций, которые позволили использовать ее не только в финансовых инструментах. Сейчас она проникает и в такие традиционные сферы, как наука и образование.

— Что собой представляют смарт-контракты в технологии блокчейн?

— Смарт-контракты — это компьютерный алгоритм, позволяющий заключить соглашение, которое невозможно нарушить. Контракт в привычном смысле — это договоренность двух людей о чем-либо. В этом случае есть риск, что партнер не выполнит свои обязательства. Смарт-контракт создает условия, при которых контроль за выполнением всех договоренностей автоматизирован. Например, в случае договоренности об оплате, система, в которой обе стороны зафиксировали взаимные обязательства, будет сама обеспечивать их выполнение и списывать деньги.

— Вы упомянули, что технологии распределенного реестра можно использовать и в области науки и образования. Почему в этих сферах они будут актуальны?

— Современная наука — это сложно устроенный общественный институт с большим количеством правил, традиций и практик. Даже простое исследование представляет собой целый цикл, который включает формулирование задач, проведение экспериментов (или полевых работ), получение данных, их проверку и презентацию научному сообществу через сложную систему публикаций. За последние 50 лет наука стала очень мощным институтом. Количество ученых с каждым годом растет, и это, как в любом сложном общественном институте, создает ряд проблем. На сегодняшний день уже существует большое количество проектов, которые предлагают использовать блокчейн-технологии в науке так, чтобы эти проблемы решить или минимизировать. Например, довольно остро стоит проблема открытости данных и воспроизводимости экспериментов. Большое количество исследований оказываются очень слабыми и невоспроизводимыми. По большому счету, для научного сообщества то, что делают конкретные ученые в лаборатории, остается «черным ящиком». А если его открыть, иногда можно найти очень сомнительные вещи. Прозрачность технологии блокчейна как раз обеспечит то, что никакие данные нельзя будет изменить так, чтобы этого не заметили другие участники сети.

— Насколько я понимаю, это подразумевает ведение журналов экспериментов в системе блокчейн?

— Да, ведение с помощью блокчейна таким образом, чтобы весь процесс стал более прозрачным, чем он есть сейчас. Журналы экспериментов ведь и сейчас ведут, а так они станут еще и обязательно открытыми.

Еще одно свойство блокчейна, в частности, смарт-контрактов, которое будет полезно в науке, — это автоматизация процессов. С помощью смарт-контрактов можно автоматизировать систему подачи и рассмотрения заявок на гранты и тем самым избежать долгих согласований. Другое направление, которое стало активно развиваться в последние годы, связано с новыми инструментами финансирования науки. Сейчас есть два основных источника — государство и частные фонды. При этом и с тем, и с другим имеются большие проблемы. Так, например, государство сокращает финансирование и предъявляет все более жесткие требования к исследователям. Блокчейн-решения дают ученым возможность выйти на глобальный финансовый рынок в качестве агентов, получающих инвестиции от огромного числа людей. За счет того, что блокчейн позволит отследить все этапы реализации научных проектов, он даст инвесторам уверенность в том, что ученый выполнит свою часть обязательств. Это поможет увеличить объем инвестиций в науку и сформировать новый рынок научных исследований.

— Теперь я бы хотела спросить про направление, которое только вскользь упоминалось, а именно про процесс публикации результатов. Поможет ли блокчейн упростить его?

— Здесь ситуация пока более сложная, поскольку в мире научных публикаций царит олигополия — есть несколько крупных издательств, которые владеют основным пулом научных журналов. При этом существует две модели публикации научных статей. Первая — подписочная. В ней ученый ничего не получает за свою статью и ничего не платит, но за прочтение статьи и за подписку на журнал другим ученым необходимо платить. Второй вариант — это журналы открытого доступа (open access). В этом случае ученые платят за возможность опубликоваться, а прочтение статьи становится бесплатным. В этой сфере блокчейн может предложить, возможно, более эффективную и справедливую систему, в которой деньги по большому счету будут циркулировать среди самих ученых как авторов и рецензентов, а не среди издательств. Кроме того, блокчейн позволяет сохранить анонимность, что будет большим плюсом для обеспечения анонимного рецензирования. Проблема же заключается в том, что журналы имеют определенную ценность для тех, кто финансирует науку и ее оценивает, а потому никакие новые платформы, даже если они будут устроены технологически более эффективно и привлекательно для ученых, не могут составить конкуренцию уже существующим очень известным журналам. Но эта ситуация довольно быстро меняется. Мы, например, с коллегами разработали совершенно новую модель организации научных журналов на блокчейн-технологии TCR (токенизированных реестров), главное преимущество которой заключается в том, что все сообщество того или иного журнала голосует о публикации статей в нем. Таким образом, публикация статьи будет зависеть не от узкого круга лиц — редактора и рецензентов, — а от всего сообщества ученых, сформированного вокруг журнала. Это совершенно новый способ организации научного журнала с активным сообществом, которое активно принимает решения, думая о том, как сделать свой журнал лучше.

— А насколько обязательным будет голосование? Ведь помимо «за» и «против» есть вариант «воздержался». И насколько корректным будет такое голосование в журналах широкого профиля, когда, например, физику нужно будет оценить статью по молекулярной биологии?

— Эта технология хороша для журналов узкого профиля, вокруг которых существует более или менее четко сформированный круг участников. Большинство научных журналов в мире сейчас такие. Действительно, основной вопрос в другом — люди должны быть мотивированы активно участвовать в жизни журнала.

— Какие новшества может предложить блокчейн в области наукометрии? Возможно ли сделать ее более объективной?

— В рамках нашего проекта мы уже предложили ряд новых идей  кстати, важно отметить, что это трехлетний проект «Сетевые договоры (смарт-контракты) как способ регулирования и организации научной деятельности», поддержанный грантом РФФИ № 18-29-16184 (очень жаль, что этот фонд почти перестал функционировать). Так вот, проблема современной системы наукометрии состоит в том, что она стрижет всех под одну гребенку. Статьи и цитирование на сегодняшний день — основные количественные показатели успешности ученого. Это своего рода валюты. Но на самом деле ученый делает массу всего другого, помимо написания статей: он помогает коллегам, рецензирует статьи, пишет заявки на гранты, участвует в семинарах и конференциях, проводит эксперименты. На самом деле, некоторые выступления на конференциях дают науке гораздо больше, чем публикация статей. А получается так, что современная система заточена только под один показатель. Мы разработали схему, в которой с помощью технологии блокчейна можно будет фиксировать всю разностороннюю деятельность ученых. Это один вариант. Другой, смежный с этим, заключается в том, чтобы создать множественную наукометрию, в которой само сообщество ученых будет оценивать в некоторых единицах, допустим токенах, достижения ученого. Например, историки могут определить, что в рамках их системы некоторые виды деятельности будут иметь большее значение и, соответственно, балл, чем публикация статьи. С помощью такого решения снимается претензия к наукометрии со стороны тех, кто считает, что их деятельность оценивается неадекватно.

— Какие примеры успешного внедрения блокчейна в науку уже есть? Какой опыт в этой области у России?

— Мы говорим об очень новых вещах, но уже сейчас между Россией и Европой существует довольно большой разрыв. В 2017–2018 годах была первая волна интереса к блокчейну в науке. Прежде всего в Европе. Там появились первые энтузиасты и первые стартапы. Наш коллектив начал заниматься этой темой в 2018 году. В целом в России остается проблема с определением правового статуса цифровых активов и блокчейна. Сейчас активно действует один международный проект по краудфандингу для научных отраслей, в особенности для медицины. Активно развивается консорциум bloxberg между многими европейскими и американскими университетами. Он пока реализует довольно простые решения, например фиксацию на блокчейне документов, но, тем не менее, этот проект массовый. Сейчас мы работаем над созданием смарт-контрактов для новой репутационной наукометрии. Я думаю, это вполне реалистично. Кроме того, мы развиваем проект использования блокчейна при публикации научных статей. Но чтобы создавать что-то более амбициозное, например переводить на блокчейн финансирование исследований, нужна большая политическая воля, так как это довольно сложный процесс.

— Готовы ли сами ученые к внедрению в их деятельность технологии распределенного реестра?

— Не могу ответить на ваш вопрос однозначно  мы провели немало исследований, чтобы ответить на него (на сегодняшний день наш коллектив опубликовал уже 15 cтатей по этой тематике, в том числе 7  в журналах первого или второго квартиля). Как всегда, среди ученых есть люди готовые, есть те, кто не до конца понимает зачем, но если им объяснят, то примут это с энтузиазмом. Есть те, кто считает, что это только создаст ряд проблем, которые нужно будет решать. Кроме того, не все хотят прозрачности и децентрализации. В целом введение блокчейна в науку будет требовать большей вовлеченности ученых в работу этой системы, а это повлечет большую ответственность. На это также согласны не все, но это вполне решаемо.

— И напоследок: какие проекты лично вам наиболее интересны и кажутся наиболее перспективными?

— Сейчас для меня очень интересна разработка новой репутационной наукометрии на основе блокчейна. Кроме того, хотелось бы реализовать идею большой — хотя бы на уровне одного университета — системы смарт-контрактов для организации науки. То есть посмотреть, насколько эффективно можно управлять организационными процессами с помощью инструментов блокчейна. И, конечно, интересно, пользуясь успешным опытом европейских товарищей, попробовать реализовать идеи по созданию независимой системы крауд-финансирования и привлечения инвестиций в науку через криптоэкономику.


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram