Loading...

«В контексте цифровизации мы прыгнули, но не уперлись ли в стену?»
FINOPOLIS

10 ноября на форуме Finopolis участники обсуждали цифровую трансформацию нашей страны и пытались осмыслить события последних месяцев с точки зрения импортозамещения и дальнейших перспектив. О том, почему государство не должно регулировать блокчейн и зачем сами банкиры называют себя официантами,  в материале InScience.News.
Жизнь изменилась: как успешно работать в новых условиях?

«Наша отрасль  это люди. Их самочувствие и взгляды определяют перспективы. И я могу сказать, что оптимистов у нас больше, чем пессимистов»,  обозначил свою позицию Максут Шадаев, глава Минцифры РФ. По его словам, текущее положение  уникальная ситуация с точки зрения отсутствия конкуренции. Но вместе с этим стало очевидно, что имеются ниши, в которых у России пока нет зрелых решений для импортозамещения. Это аппаратное обеспечение и компонентная база.

С мнением министра согласился Герман Греф, председатель правления «Сбера». «Нужно понимать, что теперь мы будем развиваться объективно медленнее. Проблема аппаратного обеспечения  очень сложная. Здесь государство должно принять меры, потому что никакая компания в одиночку не сможет решить эту проблему»,  сказал Греф. Но вместе с этим председатель правления «Сбера» отметил, что к государственному регулированию нужно относиться максимально осторожно: «У банкиров есть страхи. Потому что темпы развития там, где государство начинает активно регулировать, падают. Например, из-за регулятивных ограничений страна теряет блокчейн-технологии».

Герман Греф уверен в том, что уход мощных иностранных компаний  это большая проблема в плане отсутствия конкуренции. Российские компании, по его словам, не смогут восстановить и поддержать тот уровень конкуренции, который был. Но для любых инноваций чрезвычайно важно наличие конкурентной среды. Однако такой подход, как подчеркивает глава «Сбера», актуален только для сферы технологий, поскольку в области финансов серьезной конкуренции с иностранными игроками у российских банков не было  отечественный финансовый рынок достаточно развит.

«Раньше мы рассчитывали на существующий всемирный прогресс и импортные решения, а сейчас от этого отрезаны. Поэтому все усилия направлены на создание альтернативы. Сама жизнь нас заставляет верить в положительный исход: либо ты оптимист, либо ты отправляешься на свалку истории»,  заключил Греф.

Банковская сфера: путь партнерства и коллаборации или борьба за клиентов?

Эльвира Набиуллина, председатель Банка России, довольно обеспокоена планами и возможностями дальнейшего цифрового развития банковской отрасли: «В контексте цифровизации мы прыгнули, но не уперлись ли в стену из-за санкций?». По ее мнению, чтобы сохранить темпы цифрового развития, финансовый сектор должен перестраиваться на рельсы партнерских отношений.

Председателя Банка России поддержал Михаил Осеевский, президент «Ростелекома». Он уверен, что импортозамещение  это тяжелое финансовое бремя, которое легче нести совместно. Хотя «Ростелеком» был и остается крупнейшим провайдером, в последнее время он начал осваивать новые горизонты и технологии. Например, вместе со «Сбером» компания сотрудничает в области виртуализации.

У самих банкиров переход к партнерским взаимоотношениям вызывает больше вопросов, чем ответов и готовых решений. Андрей Костин, президент-председатель правления «ВТБ», высказался прямо: «Мы, конечно, все тут друзья. Но клиенты врозь». Он рассказал, что у банка давно сформирована лояльная клиентская база, за которую «ВТБ» будет бороться. По словам Костина, он лично знаком с людьми, которые весной и летом стали клиентами банков стран Персидского залива. Но там они столкнулись с отсутствием уровня сервиса, к которому привыкли в России.

«Меня критикуют за такое мнение, но мы  сфера услуг. Наше выживание напрямую зависит от выживания клиентов. Сейчас наши клиенты живы. Роста просрочки по кредитам нет, а уровень розничного кредитования восстанавливается. Мы как официанты: должны обслужить клиентов быстро, хорошо и дорого»,  высказался Костин.

Герман Греф не упустил возможности прокомментировать речь Костина: «Если "ВТБ" для вас  это дорого, тогда идите к нам в "Сбер". У нас быстро, качественно и дешево». Эльвира Набиуллина возразила и высказала мнение, что говорить о дешевизне «Сбера» во многих случаях тоже не приходится. Герман Греф молниеносно парировал: «Хорошо, тогда долго, некачественно и дешево  это в структуры Центрального банка».

Дискуссионным стал вопрос монополизации рынка. Эльвира Набиуллина иронично высказалась, что сегодня частная монополия боится государственной монополии. Сергей Хотимский, первый заместитель председателя правления «Совкомбанка» как представитель сравнительно небольшого частного банка отреагировал следующей фразой: «В нашем понимании обе монополии воспринимаются как государственные, поскольку соперничать с гигантами мы не в состоянии».

Хотимский также поделился успехами «Совкомбанка». В этом году в компании снизилась текучка кадров, а прирост разработчиков составил 30%. «Работа в банке  это не работа в каком-нибудь стартапе с неясными перспективами, поэтому увеличение количества сотрудников объяснимо. Но мы понимаем, что у нас все равно нет лишних ресурсов. Поэтому самый крутой "финтех финтехов"  это не про нас. Мы просто за выгоду, пользу и эффект»,  пояснил Хотимский.

Взаимодействие в любой сфере, где стоят вопросы получения прибыли и какой-либо монетизации  это всегда процесс непростой и в некотором смысле интриганский. Но в текущей ситуации на первый план выходит не выгода и сиюминутная прибыль, а вопрос долгосрочных приоритетов и технологического суверенитета страны. Однако этот аспект еще предстоит принять и осмыслить, чтобы воспринимать совместную работу через призму государственного и общественного интереса.

Автор: Елена Воробьева


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram.