Loading...

Российские древности: четырехапсидный храм в Херсонесе
Алексей Паевский

Сегодня мы вместе с порталом «Российские древности» снова отправимся в самый, наверное, объемный и самый сложный археологический памятник нашей страны, памятник, с которым непосредственно связано христианство в России, памятник, с исследования которого началась регулярная археология в стране, памятник, который предстоит еще изучать несколько столетий. В Херсонес (ну, или в византийское время, о котором пойдет речь в нашей статье,  в Херсон), который мы посетили с зимней экспедицией портала 2021 года (и посетим еще раз). Мы познакомимся с одним из самых необычных храмов города, до которого редко доходят туристы, посещающие этот музей под открытым небом. Итак, знакомьтесь: так называемый четырехапсидный храм.

Остатки храма. Фото Алексея Паевского, февраль 2021 года


Однако сначала мы вернемся в более древние времена, во времена крещения Херсонеса. В греческих и славянских минеях под 7 марта мы можем найти текст «Страдания святых священномучеников и епископов Херсонесских», в котором можем прочитать, что некогда (последние исследования, проведенные в том числе и учителем автора этой статьи, трагически погибшим в 2001 году археологом Дмитрием Коробковым, показывают, что это случилось не в правление императора Константина, как пишут тексты, а позже, во времена императора Феодосия I, в конце IV века) в Херсонес прибыл епископ Капитон, который сумел обратить жителей этого полиса в христианство благодаря чуду. Неверующие сказали Капитону, что если его Бог так велик, то пусть он войдет в одну из горящих печей для выделки извести, предназначенной для строительства храма, ну а если выйдет оттуда живым  тогда уж уверуем. Капитон согласился, но поставил практичное условие  дескать, отдайте своих детей воинам, и если он таки выйдет из печи невредимым, а херсонеситы не уверуют, то тогда в печь уже отправляются дети. Условия были приняты, Капитон вошел в печь, прошел там некоторое время и вышел целым, прижимая угли к животу. Естественно, херсонеситы уверовали.

А теперь поговорим о храме, который в перечне херсонесских памятников получил порядковый номер 47. Вот что писал о его истории известный херсонесский археолог Констанин Гриневич:

Константин Гриневич


«В юго-западном углу херсонесского городища, почти около главных ворот города и недалеко от южной и западной оборонительной стены находится интересное, загадочного назначения здание, четырехапсидное в плане. Оно, несомненно, принадлежит, судя по кладке, к ранневизантийской эпохе VII–VIII века. Здание представляет собой мощную купольную постройку и имеет оригинальный план, состоя из крестообразно расположенных четырех апсид, разделенных внутри узкими плоскими простенками и открывающихся в центральное пространство почти квадратной формы со срезанными углами. Ориентировано здание почти точно по сторонам света, а именно от севера до восточной апсиды мы имеем 85°. Апсиды представляют более чем полукружия. Ширина их у входа в центральное помещение почти одинаковая: 7,33 до 7,37 м, но глубина разная: от 4,61 до 5,05 м. Стены апсид имеют толщину в 1,50 м, а в местах плоских выступов [простенков] – 2,60 м».

Иллюстрация из книги «Жизнь и гибель Херсонеса»


Остатки здания покоились под большим курганом, из которого торчала кладка. О нем упоминали путешественники ХХ века  Муравьев-Апостол в своем «Путешествии по Тавриде в 1820 г.» и академик Паллас.

Реконструкция внешнего облика храма


При строительстве очередной линии артиллерийских батарей в 1893 году курган был срыт и остатки были случайно обнаружены археологом и художником Дмитрием Струковым. Увы, тогда же основная часть сохранившихся стен здания была уничтожена. Но исследования, а главное, попытки понять, что же это за необычная постройка, продолжились. Снова дадим слово Константину Гриневичу:

«Доследование нижних стен и фундамента было произведено в 1906 г. Косцюшко-Валюжиничем и в 1909 г. Р. Лепером. В промежутке между этими раскопками военное ведомство прорезало здание рвом. В настоящее время от здания сохранились только жалкие остатки в виде пола и фундаментов, и то далеко не целиком. Вся южная часть погребена под насыпью перед батареей. Давно уже представлялось загадочным назначение этого сооружения. Именно в целях разгадки его назначения и были предприняты эти дополнительные раскопки, но и они не привели к желаемым результатам.

Фото Алексея Паевского, февраль 2021 года


P. X. Лепер предполагал, что это крещальня, и начал в 1909 г. расследовать пол здания, думая найти бассейн наподобие такого же бассейна в крещальне возле Уваровской базилики в [северо-]восточной части Херсонеса. Однако его раскопки никакого бассейна не нашли. И хотя исследователь в своем отчете и не пришел ни к каким выводам, но тем не менее результаты получились интересные и, мне кажется, могут дать материал для некоторой, не лишенной основания гипотезы, которую я хочу здесь изложить.

Р. Лепер нашел на полу четырехапсидного здания остатки печи для пережигания извести, причем никак не мог решить, что было раньше  печь или здание? Данные говорят как будто за то, что печь должна возникнуть уже после разрушения здания (уровень печи лежит на уровне пола и даже выше), а между тем (сама) печь и черепки, к ней относящиеся, принадлежат к более ранней эпохе, чем само здание, а именно, принадлежат к позднеримскому времени, тогда как здание явно византийской эпохи после Юстиниана. Так археолог и не пришел ни к каким выводам».

Итак, печь. Дальнейшие находки под полом здания (монеты, керамика) показали, что само здание построено в период с VI по середину VII века. При этом в «храме» не было алтаря, хотя культовый его характер был несомненен.


Остатки храма. Фото Алексея Паевского, февраль 2021 года


В своей книге «Жизнь и гибель Херсонеса» археологи Сергей Сорочан, Виталий Зубарь и Леонид Марченко пишут, что, «несмотря на некоторое неудобство рельефа, место для постройки было выбрано вполне определенно с таким расчетом, чтобы под полом храма точно по центру купола и одновременно строго симметрично основной оси запад — восток оказались остатки печи для выжига извести, устроенной во второй половине IV века (это тоже помогли установить археологические находки под печью  прим. Р. Д.). Разумеется, это была не рядовая печь, с ней у херсонеситов были связаны какие-то важные, более того  трепетные, священные воспоминания».

Вспоминаете Капитона и печь? Судя по всему, перед нами достаточно уникальная штука, храм-мемориал, храм-музей, в котором вместо раки святого (увы, Капитон сложил свою голову в других краях язычников)  место явленного им чуда, материальное его свидетельство.

В Х веке храм был частично разрушен (к слову, одновременно с Западной базиликой, что позволяет сделать предположение, что погибли они во время взятия Херсонеса очень недовольным князем Владимиром), после чего в нем проводились восстановительные работы. Окончательно он прекращает свое существование вместе с гибелью Херсонеса.

Сейчас мы можем наблюдать музеефицированные остатки храма на территории городища.


Подписывайтесь на InScience.News в социальных сетях: ВКонтакте, Telegram.