Loading...

Российские древности: церковь Андрея Стратилата в новгородском Детинце

Новгородский Детинец — самое сердце древнего города. Это и сосредоточение памятников архитектуры (мы уже написали о Софийском соборе, его звонницеВладычной палате и Лихудовом корпусе, о Евфимиевской часозвоне, о самих стенах и башнях – все впереди), и туристический и культурный центр, и кратчайший пешеходный путь с Софийской стороны на Торговую (от стен Детинца начинается пешеходный мост к Торгу). Но многие люди – в том числе и гости города —  просто проходят сквозь Кремль и не видят очень необычного небольшого храмика, который расположен у стены в юго-восточной части Детинца. А ведь история храма Андрея Стратилата начинается задолго до существования этого здания, которому тоже более полутысячи лет, и в этой истории переплелись реальность, былины и легенды.  Поэтому сегодня — наш рассказ об этом замечательном памятнике архитектуры и истории Великого Новгорода в очередном выпуске совместного проекта нашего портала и Новгородской области при поддержке губернатора Андрея Никитина и АНО «Русь Новгородская». 

Вид храма с юго-востокаФото Алексея Паевского, февраль 2022 года


История храма (а точнее — храмов) в этом участке достоверно начинается в середине XII века, а легендарно — даже в Х веке. Первое документальное свидетельство о постройке деревянного храма Бориса и Глеба на месте нынешнего храма («на конце Пискупли улицы», «в Околотке») относится к 1146 году. Через два десятилетия, в 1167–1173 годах, богатый новгородский купец Сотко Сытинич (предположительно — прототип былинного Садко) строит тут огромный и красивый каменный храм. Легенды говорят, что именно на этом  месте еще в конце Х века стояла первая, дубовая 13-главая София. Но раскопки пока что не нашли ни следов храма, ни следов пожара, уничтожившего его в XI веке. А вот остатки храма Бориса и Глеба раскопками вскрывались не раз. Впервые — в 1940–1941 годах.

Раскопки 1940–41 гг.


Аксонометрия сохранившихся частей храма Бориса и Глеба


Сейчас мы знаем, что этот храм, который относят к «кончанским», был главным храмом Людиного конца Новгорода, просуществовал чуть менее трех веков. Храм пострадал от удара молнии и пожара в 1262 году, затем обрушился в самом начале XIV века, в 1302 году «…заложена церковь Святого Бориса и Глеба, коя бе порушилась». Считается, что именно на этом этапе обновитель собора князь Андрей Александрович устроил придел в честь своего небесного покровителя, св. Андрея Стратилата. 

Храм на акварели из альбома «Виды новгородских церквей», созданного в конце 1850 — начале 1860-х годов. Обратите внимание на сохранную фреску Христа над входной нишей



Ниша с остатками фрески в 2022 году. Фото Алексея Паевского, февраль 2022 года


Почти ровно век спустя храм снова сгорел — в 1405 году пожар охватил Людин конец, и храм пострадал. Видимо, какое-то время его использовали, но повреждения оказались слишком сильными, и знакомый уже нам архиепископ Евфимий II решил снова реставрировать здание «по-своему» — снести и на основании старого храма построить новый. Именно тогда, как предполагается, домонгольскую лестничную башню (такие есть у многих храмов того времени — мы отсылаем вас к статьям про соборы Юрьева и Антониева монастырей и храм Благовещения на Городище) разобрали, а на ее месте с использованием части древней южной стены Борисоглебского храма пристроили отдельным зданием придел Андрея Стратилата. Именно в таком виде мы видим Борисоглебский храм с отдельным приделом, например, на шведском плане 1611 года.

Храм с приделом на шведском плане 1611 года


Церковь Андрея Стратилата. Фрагмент иконы «Богоматерь Знамение с избранными святыми и изображением Кремля»




При оккупации Новгорода шведами большой храм сильно пострадал. Затем горел в 1613 году, и в итоге в 1682 году Борисоглебский храм разобрали, а придел оставили, только расширили к востоку. Так в Детинце появилась церковь Андрея Стратилата, которая построена в разное время.

Совмещенные планы храма Бориса и Глеба и Андрея Стратилата (черным показан XV век, штриховкой — XVII). Вверху — аксонометрия фундамента храма Бориса и Глеба и Андреевской церкви


Северная, западная и половина южной стены относятся к XV веку (и при этом северная стена храма покоится на основании XII века, а под полом храма расположено основание лестничной башни собора Бориса и Глеба), а восточная и часть южной стены, равно как и своды храма, относятся к XVII веку). Более древняя часть выложена из волховского плитняка, ракушечника и частично из кирпича, более новая — из кирпича.

Южная и восточная стены храмаФото Алексея Паевского, февраль 2022 года


Храм пережил еще несколько изменений: в XIX веке ему устроили новый карниз, поменяли кровлю, сделали главку над сводом. В Великую Отечественную храм пострадал — осыпалась частично штукатурка, повреждена кровля, полы разобрали. Ремонт состоялся в 1947 году.

Храм в 1930-е годы



Вид с юга. Фото Алексея Паевского, февраль 2022 года


В 1969 году проводились раскопки внутри храма — тогда вскрыли основание лестничной башни. В 2000–2003 годах храм реставрировали. 

Основание лестничной башни, вскрытое раскопками


А уже в последние годы экспедиция Владимира Седова провела новые раскопки (мы писали о них туттут и тут) остатков храма Бориса и Глеба. Удалось найти даже фрагменты фресок домонгольского храма.

Фрагменты фресок из раскопок Вл.В. Седова. Фото: ИА РАН


К слову, наш с вами герой — храм Андрея Стратилата — тоже был расписан. Как в бытность приделом, так и во время жизни в качестве отдельного храма. Несколько композиций XVI–XVII веков дошло до нашего времени, остались и несколько поздних фрагментов росписи. Самые интересные — остатки огромной композиции «Вознесение Христа» на южной стене и композиция «Знамение Божией матери» в медальоне на западной щеке триумфальной арки. А в западной стене сохранился и традиционный для Новгорода закладной крест.

Так что невзрачный «сарайчик» (реальное выражение, услышанное от одного из туристов) таит в себе богатую и интересную историю и стоит того, чтобы отойти на полсотни метров от привычного маршрута сквозь Кремль и зайти внутрь этого удивительного памятника.